UkrHistory.com.ua
 
Головна сторінка
Історія України
Історичні постаті
Реферати з історії
Статті з історії
ЗНО з історії
Всесвітня історія
Серія "100 великих..."

Запрещенная история

ЧАСТЬ II

Обоснование катастрофизма: изменения на Земле, внезапные и постепенные

Глава 4

В ЗАЩИТУ КАТАСТРОФИЗМА

Геолог-изыскатель Роберт Шоч бросает вызов традиционной философии естественной истории

В 1989 г. независимый египтолог Джон Энтони Уэст присту­пил к поискам научного обоснования того, что Великий Сфинкс из Гизы (и, возможно, другие памятники древнего Египта) восходит к более древним временам, чем считают орто­доксальные египтологи. Он нашел его через Роберта М.Шоча, доктор философии, молодого, но очень хорошо зарекомендо­вавшего себя профессора философии и математики из Бостон­ского университета. Шоч был весьма компетентен в геологии и палеонтологии, владея всеми научными знаниями и анали­тическими техниками, необходимыми Уэсту для проверки его гипотезы. Эта гипотеза первоначально была предложена не­зависимым археологом Р.А.Шволлером де Любичем в 1950-х годах. В ней утверждается, что выветривание, наблюдаемое в Сфинксе и его каменном постаменте, объясняется затяжным выпадением осадков с неба, а не длительным воздействием песка, приносимого ветром.

То, что установил Шоч с помощью принятой геологической методологии, в настоящее время стало достоянием широкой общественности. В 1993 г. снят популярный неопровержимый телефильм «Загадка Сфинкса» при участии Шоча. Его откры­тия заключались в том, что эрозия Сфинкса и его постамента неоспоримо отражают эффекты воздействия проточной воды. А это дает основания полагать — самые старые части древней скульптуры следует датировать по меньшей мере на 2500 тысячи лет ранее, чем считали до сих пор, периодом между 7000 и 5000 гг. до нашей эры. После этого в данном регионе не выпадало больших количества осадков в виде дождя.

Открытие Шоча было равнозначно сдвигу вглубь времен традиционно при­нятой датировки развития человечес­кой цивилизации на Среднем Востоке. Вглубь времен — на два с половиной тысячелетия, а возможно, и более. Это привело к яростной полемике между геологами и традиционными египтоло­гами официальной школы. Последние единогласно отрицали ошеломляющие доказательства в пользу значительно бо­лее древнего датировки создания Сфинк­са.

Однако приобретенный опыт вновь зажег и усилил давнее, возможно зата­енное, любопытство автора. Ему захоте­лось изучить еще более сложный вопрос: как и почему цивилизации приходили на нашу планету и уходили с нее. В ре­зультате проведенных исследований Шоч обнаружил, что его собственная давняя бесспорная приверженность преобладаю­щей научной теории униформизма, главенствующей в тех об­ластях геологии, которыми он занимался, начала меняться в пользу катастрофизма. Последняя теория объясняет прошлые, возможно, и будущие, планетарные изменения эпохального характера.

Это персональное интеллектуальное путешествие вдохновило Шоча на создание первой нетехнической книги, «Голоса кам­ней: научный взгляд на катастрофы и древние цивилизации» (в соавторстве с Робертом Аквинасом МакНелли, профессиональным автором книг по научной тематике). В своей работе они приводят обзор свидетельств, убедительно доказывая — не постепенный процесс, протекавший в течение многих тыся­челетий (точка зрения ученого, сторонника униформизма), а природные катастрофы, такие, как землетрясения, потопы и воздействия внеземных источников (астероиды, кометы, мете­ориты), значительно и часто резко поменяли развитие челове­ческой цивилизации (точка зрения сторонника катастрофиз­ма).

Исследования, проведенные Шочем и многими другими уче­ными (результаты представлены в виде докладов и отчетов), давали веские основания полагать — природные события, име­ющие характер катаклизмов, уничтожали цивилизации в про­шлом и вполне могут привести к этому вновь. Шоч подтверж­дает, что он обеими руками за катастрофизм без какого-либо подталкивания со стороны профессиональных наставников или университетских преподавателей. Те были и остаются ка­бинетными сторонниками альтернативной теории. Но, как го­ворит Шоч, «я просто шел по следам свидетельств, и пока делал это, не совсем понимал, куда меня они приведут. Как ученый, я не мог выпустить из рук свидетельства, поэтому потребовалась другая теория, которая могла все объяснила».

Предлагая катастрофизм в качестве альтернативной рабочей модели событий прошлого, книга Шоча также подает ясный сигнал о необходимости изучения различных современных проблем, связанных с окружающей средой - глобального по­тепления, истощения озонового слоя через озоновые дыры и угроза серьезных воздействий из космоса. Каждый отдельно взятый фактор может привести к катастрофе глобального мас­штаба.

Шоч и МакНелли начинают свою книгу обзором научно­го процесса и, в частности, изучением того, как развивается наука, включая концепцию существующих научных теорий и их изменение в зависимости от фактических изменений мира (или, по меньшей мере, в зависимости от изменения восприятия мира человеком). На примерах они показывают — точка зрения древних на небеса, как на опасное место, населенное злыми богами, в конце концов, могла и не быть просто ми­фологической фантазией. Она, скорее, является парадигмой, использующей религиозный язык для объяснения фактичес­ких явлений — например, возникающих, когда орбита Земли проносит нашу планету через плотный метеоритный поток в космосе.

Орбита Земли меняется, планета выходит из метеорного по­тока и, через какое-то определенное время прежняя парадиг­ма становится неуместной и заменяется другой, отражающей последующие более спокойные небеса. Примером может пос­лужить последовательность концентрических планетарных ор­бит с Землей в центре, что было предложено Аристотелем.

Авторы заявляют, что такое явление замены парадигмы про­исходит в наши дни в областях геологии, эволюции видов, из­менений в культуре человека, причем вечный катастрофизм вступает в свои права, вытесняя униформизм. Это изменение основано, прежде всего, на резких переходах в ископаемых ос­танках растений и зооценоза или сообщества животных в зем­ле. Подобные переходы, которые наблюдались различными исследователями, свидетельствуют об относительно быстром массовом уничтожении жизни на поверхности планеты в раз­личных регионах в прошлом (например, исчезновение дино­завров в конце мелового периода, шестьдесят пять миллионов лет назад).

В 1980 г. команда в составе отца и сына, доктора наук Луиса Альвареса и Вальтера Альвареса, провела исследования, ко­торые повторили и другие ученые. Они выявили присутствие иридия в повышенных концентрациях в так называемой пог­раничной зоне К-Т, тонком демаркационном слое глины меж­ду геологическими пластами двух различных главных эпох в истории Земли.

Исключая вулканическую активность в качестве возможно­го источника этой аномалии, исследователи пришли к выводу: единственным возможным объяснением высокой концентра­ции иридия может быть астероид, или, точнее,-столкновение астероида с Землей. Есть основания полагать, что эту гипотезу подтверждает открытие, сделанное в 1990 г., когда был найден большой ударный кратер в Чиксулубу (полуостров Юкатан, Мексика). Он датируется тем же временем, что и пограничный слой К-Т.

Эти открытия помогли создать новую модель изменения Зем­ли и видов, названную «равновесием с пробелами» Тория пред­полагает, что хронологию нашей планеты можно представить в виде последовательности стационарных состояний, регулярно прерываемых периодами быстрых, часто радикальных измене­ний, вызванных катастрофическими событиями — массовой вулканической деятельностью, ударами астероидов, измене­нием планетарной температуры, вызванным разными причи­нами.

Персональная работа Шоча посвящена изменению датиро­вания Сфинкса с переносом даты его создания в неолит (охва­тывающий 7000-5000 гг. до н.э. - период времени, который по традиционным представлениям связан только с очень отста­лыми и едва зарождающимися обществами и строительными навыками). Его труд поставил под вопрос традиционные пред­ставления о линейном, однородном прогрессивном развитии человеческой цивилизации, начиная приблизительно с 3100 г до н.э. и ранее, а также привел к предположению о существо­вании сложных культур в значительно более ранние периоды, чем считали до сих пор.

Отвечая на вопросы об отсутствии свидетельств, необходи­мых для создания подобных представлений, Шоч приводит ряд интригующих свидетельств о технической разработке флинта (кремния), восходящей к 31000 г. до н.э., о развитых поселе­ниях периода неолита в Египте, датируемых 8100 г. до н.э. Есть также самые современные данные об астрономически сориен­тированном мегалитическом круге Набта, обнаруженном в Ну­бийской пустыне (южная Сахара), который датируются 4500-4000 гг. до нашей эры. Останки древних городов встречаются повсюду на Ближнем Востоке (например, Иерихон в Израиле, восходящий к 8300 г. до н.э., или Яатал-Хайяк в Анатолии в Турция — примерно седьмое тысячелетие до нашей эры). Это поддерживает доказательство, что народы еще более глубокой древности обладали внушительными организационными уме­ниями, техническими знаниями и инженерным мастерством. Дополнительные свидетельства существуют также за предела­ми Египта, в Америке и Европе — в частности, астрономически сориентированное красочное изображение, обнаруженное на стенах пещеры в Ласко (Франция), которое датируют прибли­зительно 15000 г. до нашей эры. Это потрясающе ранние сроки.

Продолжение исследований утонченных древних цивили­заций заставляет Шоча столкнуться с проблемой предпола­гаемого существования потерянных континентов Атлантиды и Лемурии (или Мю). В своей книге он проводит краткое ис­следование Лемурии, отвергая эту идею как чисто фантасти­ческую после краткого обзора соответствующей литературы. Более внимательно изучая описание Атлантиды, приведенное Платоном в «Диалогах», и более позднее описание римского историка Диодора Сикула, Шоч делает вывод: там нет данных, которые в наши дни помогли бы определить местонахождение континентов, погруженных под воду.

При анализе перечня предполагаемых мест нахождения пог­руженных под водой масс суши, Шоч упорно и методически опровергает утверждения о существовании Атлантиды в сред­ней части Атлантического океана, на минойском Крите или в Южно-Китайском море. Относясь с уважением к утверждению о нахождении Атлантиды под ледяным покровом в Антарктиде (гипотеза выдвинута такими авторами, как профессор Чарльз Хепгуд, Грэм Хенкок и Ренд и Роза Флем-Аты), Шоч посвяща­ет больше времени на то, что развенчать и эту идею.

Наконец, Шоч не находит доказательств того, что Антарктида была свободна ото льда в течение периода, к которому Платон относит существование Атлантиды. Далее исследователь со­общает, что освобожденная от массивного ледяного покрова и окруженная водой на более высоком уровне, Антарктида будет иметь совершенно другой вид как геологическая масса суши, чем предполагают современные авторы, названные им выше. Он также предъявляет данные, которые ставят под сомнение точность карт, на основе которых эти авторы сделали свои вы­воды, предполагая наличие продвинутых картографических знаний у доисторических древних людей.

В конце своей книги Шоч поддерживает заявление, сделан­ное Мэри Сеттегаст в ее книге «Доисторические времена Пла­тона: период с 10000 до 5000 г. до нашей эры в мифах и архе­ологии». Она утверждает, что описание Платона относилось к мадленской культуре в Западном Средиземноморье в пери­од палеолита. Она действительно существовала, постоянные войны шли в девятом тысячелетии до нашей эры. Мадленская культура уничтожена в результате таяния ледников. Возможно, были затоплены прибрежные поселения этого народа.

Поиски Шочем неопровержимых доказательств привели его к персональному исследованию подводного утеса, вы­резанного в серии огромных геометрических поверхностей, обнаруженных в 1987 г. около побережья Йонагуни (остров в архипелаге Рюкю, который включает в себя Окинаву). Архитектура широких плоских поверхностей, разделенных аб­солютно вертикальными каменными стволами, давала осно­вания предложить древнюю искусную работу, выполненную человеком.

Однако после многократных погружений в воду в этом месте, наблюдая, собирая образцы пород, Шоч постепенно убедился — монумент Йонагуни сформировался естественным путем из коренной породы в результате природных процессов. Он слиш­ком неточен по своей форме, чтобы считать его делом рук че­ловеческих. Научная подготовка и приобретенный опыт Шоча также заставили его написать, после самого глубокого исследо­вания, отрицательный ответ на современные предположения об искусственном происхождении Марсианского Сфинкса и других сооружений в области Сидон на Красной Планете.

Шоч также подробно исследовал потенциальную возмож­ность воздействия смещения полюсов, тектонических движе­ний и других катастроф земного происхождения на историю человечества. В поисках объяснения загадочного обширного уничтожения огнем десятков поселений в Восточном Среди­земноморье за пределами Египта и Месопотамии в конце брон­зового века (около 1200 г. до новой эры), автор первоначально рассматривает, а затем отвергает возможность вулканической деятельности (в то время не происходило известного изверже­ния) или опустошительного землетрясения (не было ни одного известного землетрясения, которое могло привести к такому большому пожару).

Истории о потопах библейского масштаба имеются в мифах и фольклоре культур всего мира. Вместе с некоторыми научны­ми свидетельствами, они могут дать основания предположить возможность какого-то водного глобального разрушения в от­даленном прошлом. Но тот ад, который поглотил многочис­ленные ближневосточные общины, существовавшие в конце бронзового века, мифы не объясняют. Шоч также приводит обзор наступающих и уходящих ледниковых периодов и раз­мышляет, могут ли природные силы или вращение Земли вы­зывать изменения температуры, в результате воздействия кото­рых происходило оледенение.

Шоч упоминает, хотя и мимоходом, но с соответствующим удивлением, явное совпадение научно обоснованного резкого глобального потепления около 9645 г. до новой эры (повыше­ние температуры на четырнадцать градусов по Фаренгейту за пятнадцать лет) с гипотезой о поступлении огромных масс пре­сной воды в Мексиканский залив приблизительно в то же вре­мя. Эта дата совпадает со временем, которым Платон датирует погружение Атлантиды в воду. Несмотря на огромное значение этой проблемы, Шоч не проводит дальнейшего исследования вопроса.

В обзоре говорится о возможности смещения полюсов, кото­рым объясняют изменения поверхностных условий на Земле, не­зависимо от того являются ли они постепенными или резкими. Шоч исследует работу доктора Чарльза Хепгуда, где рассматри­ваются вопросы.смещения земной коры над внутренними слоя­ми. Это вызвало, по меньшей мере, три смещения полюсов при­близительно на тридцать градусов широты за последние 80000 лет. Причем последнее движение закончилось около 10000 г. до нашей эры (вновь встает тень исчезнувшей Атлантиды?) Одна­ко ученый скептически относится к работе Хепгуда, поскольку после проведенных профессором исследований были получены «новые и лучшие [палеомагнитные] данные».

Шоч также полемизирует по поводу идеи о «возможности скорого смещения полярной ледниковой шапки». Этот тезис выдвинут успешным сторонником катастрофизма Ричардом Нуном, который написал «Ледник 5/5/2000»: сценарий оконча­тельной катастрофы. Шоч утверждал, что продолжительность воздействия «парада планет», состоявшегося 5 мая 2000 года, будет совершенно незначительной в связи с тем, что планеты выстроились с другой стороны Солнца.

Но в поисках объяснения так называемого «кембрийского взрыва» — возникновения широкого разнообразия и много­численных новых форм жизни за примерно десять миллионов лет, наступившего более чем пятьсот миллионов лет назад, Шоч больше поддерживает последнюю работу геолога Джозе­фа Киршвинка и его коллег. Они на основе более разнообраз­ных и более надежных данных по сравнению с теми, которые были доступны Хепгуду, предположили: «истинное блуждание полюсов», полное смещение коры и мантии на девяносто гра­дусов относительно ядра Земли во время кембрийского пери­ода, каким-то образом способствовали возникновению очень большого количества возможных новых форм жизни». Однако то, - как это происходило, остается загадкой.

Шоч уделяет внимание возможности резких изменений в результате падения на Землю астероидов, метеоритов и комет (болидов). Начиная с 1957 г., когда ученые, наконец, согласи­лись, что метеоритный кратер в Аризоне возник в результате удара астероида, столкнувшегося с Землей 50000 лет. назад, в мире было найдено приблизительно 150 ударных кратеров. Их число возрастает ежегодно.

С открытием в 1993 г. кометы Шумейкера-Леви-9, и в резуль­тате наблюдений ее столкновения с Юпитером в 1994 г., науке пришлось признать: комета может и в современный период столкнуться с планетой, а силы удара будет достаточно для гло­бального вымирания.

Был ли Тунгусский взрыв 1908 г., который произошел в Си­бири, результатом удара кометы или астероида, или даже ка­тастрофой внеземного космического корабля, остается неиз­вестным. Но огромные опустошения, вызванные падением на Землю некоего объекта в тот злополучный день, являются мрачным предзнаменованием того, что может произойти, если такое случится вновь в густонаселенном районе или около него. Шоч сообщает, что в результате столь крупного столкновения возможно даже смещение оси полюсного вращения, если вер­ны гипотезы других исследователей.

В любом, случае два других авторитетных ученых приводят свидетельства в защиту значительного удара о Землю болида около 10000 г. до нашей эры. Он, по их утверждениям, вызвал внезапное окончание последнего ледникового периода и, воз­можно, привел вследствие этого к большому потопу (вновь Атлантида?) В 1996 г. и в 1998 г. были открыты две цепочки кратеров, цепочки, которые можно сопоставить по времени с повсеместным уничтожением жизни на нашей планете в про­шлом. Вопрос о том, дают ли эти явления основания предпо­лагать некую периодическую схему разрушительных ударов, — например, удара астероида или кометы, пересекающих орбиту Земли при неизбежном столкновении с ней в будущем, — в на­стоящее время является темой, вызывающей множество пред­положений и разработку различных теорий. Продолжая в том же духе, Шоч выдвигает предположение — огненное завершение бронзового века в 1200 г до нашей эры вызвал последо­вательный поток раскаленных болидов, разрушающихся при вторжении в атмосферу Земли и детонирующих в ней с выде­лением огромного количества силы и тепла. Этим можно объ­яснить обширное опустошение в данном периоде.

С точки зрения ближайшего будущего, в дополнение к сохра­нению озонового слоя и к мероприятиям, по предотвращению глобального потепления, вызванного условиями, складываю­щимися в окружающей среде, Шоч выступает с предложением: планету нужно защитить от столкновений с астероидами и ко­метами. Согласно его идеям, Первым мероприятием для про­тиводействия угрозе объектов космического происхождения должно быть создание специализированной системы обнару­жения небесных тел в космосе, которые находятся в относи­тельной близости к Земле. Затем следует определить те из них, которые проявляют риск столкновения.

Второй шаг должен быть направлен на поиски путей, обес­печивающих лучшее понимание состава и структуры небесных тел. Такая информация необходима для отклонения или унич­тожения любого угрожающего объекта, направляющегося в нашу сторону.

И третий вид работы — это создание неядерных технологий фактического отклонения или разрушения названных объек­тов, если в том возникнет необходимость. При этом не должно возникнуть опасности нанесения побочного вреда человечест­ву и другим видам жизни на Земле.

Шоч выражает надежду, что у нас еще есть достаточно вре­мени, возможно, до 2200 г. нашей эры, пока следующая масса болидов не появится и не обрушится на Землю.

Он может быть совершенно уверен в одном: мы все надеемся, что он прав.

Назад Оглавление Вперед