UkrHistory.com.ua
 
Головна сторінка
Історія України
Історичні постаті
Реферати з історії
Статті з історії
ЗНО з історії
Всесвітня історія
Серія "100 великих..."

Запрещенная история

ЧАСТЬ V

Высокие технологии древних

Глава 33

ПРОВЕРКА ТЕОРИИ ПЕТРИ

Неужели доводы о передовых древних методах механической обработки опровергают теорию величайшего египтолога XIX века сэра Уильяма Флиндерса Петри? Кристофер Данн отвечает на лживые утверждения. Если существует одна область научных исследований древней цивилизации, которая доказывает технологическое совершенство высшего доисторического общества, то это — изучение технических требований, предъявляемых к созданию множества гранитных артефактов, найденных в Египте.

Мои собственные исследования количества таких предметов начинались в 1977 г. Моя статья «Передовые методы механической обработки в древнем Египте» опубликована в журнале «Аналог» в 1984 г. Позднее она в переработанном виде вошла в книгу «Электростанция в Гизе: технологии древнего Египта». Материалов статьи оказалось достаточно для двух глав книги.

После того как эти работы приобрели большую популярность и получили признание общественности, лагерю ортодоксальных ученых потребовалось совсем немного времени, чтобы предпринять попытку уменьшить значение этих артефактов. Тем самым были бы дискредитированы и мои исследования.

Хотя и безуспешно, но они делали это, прибегая и к скрытым приемам.

1. Сняты документальные кинофильмы, авторы которых пытались поддержать точку зрения египтологов: названные гранитные артефакты были созданы при обстреле гранита твердыми каменными шарами.

2. Каменщика по имени Дэнис Стоке привезли в Египет, чтобы продемонстрировать, как с помощью песка и меди вместе с приложением неимоверного количества ручного труда, можно создать отверстия и щели в граните. Он преуспел в осуществлении задуманного — к огромному удовлетворению приверженцев ортодоксальных теорий.

3. Два автора, которые когда-то заявляли, что являются сторонниками альтернативных идей, например моих, перебежали в другой лагерь и написали книгу «Гиза: истина». Не имея никакого представления об искусстве механообработки, Ян Лоутон и Крис О'Гилви-Геральд остановились на антагонистическом подходе к идее, представленной мной. Они поддержали ортодоксальную точку зрения.

В каждом из вышеперечисленных случаев ограниченная перспектива и не полный анализ всех свидетельств, возможно, получившие одобрение сторонников ортодоксальной школы. Но не удалось добиться одобрения моих собственных сторонников — технологов, работающих на производстве и по сей день. На самом деле, эта группа пришла к общему согласию: ортодоксы глубоко заблуждаются. Однако никто не может претендовать на совершенство, у каждого есть своя ахиллесова пята.

В ретроспективе я должен признать: вероятно, я слишком далеко зашел в анализе, когда сделал предположение о том, что керн № 7 был создан с помощью методов ультразвуковой механической обработки. Моя теория ультразвуковой механообработки основана на книге сэра Уильяма Петри «Пирамиды и храмы Гизы». В этой работе Петри дает описание артефакта с признаками процесса сверления. Они представлены спиральной канавкой в граните, указывающей: сверло или бур проникали в гранит на 0,100 дюйма за один оборот.

Моя уверенность пошатнулось, когда я прочитал в книге «Гиза: истина», что два исследователя — Джон Рейд и Гарри Бра- унли — эффективно отрицали мои теории относительно того,

как древние египтяне сверлили гранит. После физического обследования этого артефакта, они заявили: канавки были не спиральной формы, а представляли собой отдельные кольца. Они присущи кернам, найденным в любой из современных каменоломен в Англии. Фотография такого керна в книге «Гиза: истина» была представлена так, чтобы подтвердить идею ортодоксов. Однако я не мог опровергнуть их утверждение, потому что не находился в том же помещении, где был керн, а главное — не получил возможности обследовать его.

До тех пор пока мне не представилось возможности провести детальное обследование образца. Для этого обычных визуальных данных недостаточно, требуется более детальный осмотр. Так что я вынужден отложить высказывание своих соображений относительно выводов, сделанных Рейдом и Браунли. Тем не менее, даже в том случае, если они за основу своих наблюдений взяли фотографию, опубликованную в книге «Гиза: истина», у меня возникли вопросы по поводу наблюдений, сделанных ими. У нас есть снимок, на котором изображен конус (керн № 7) с канавками, вырезанными в нем. Прочитав сообщение об этом, я немедленно разместил на своем сайте в Интернете заявление: на время все предположения об ультразвуковой механической обработке этих отверстий и кернов мною отозваны. Я также предложил лично исследовать керн.

10 ноября 1999 г. я вылетел из Индианополиса в Англию. Мой оператор Интернета, Ник Энис, организовал в музее Петри инспектирование керна, пока здание было закрыто для академических научных исследований. Мы с Ником сели в поезд на Кингс-Кросс в понедельник 15 ноября 1999 г. Небольшая прогулка до университетского колледжа в Лондоне — и уже в 10.30 утра мы были на ступенях музея. Перед нами предстал швейцар, одетый в георгианском стиле. Он посоветовал нам выпить по чашке чая, ожидая открытия музея, и указал ближний кафетерий. Там нас не только встретили чашкой чая, но и предложили превосходный английский завтрак!

Затем пришло время для инспектирования прославленного керна №7. Хотя я говорил и писал об этом керне более пятнадцати лет, наш визит стал не почтительным паломничеством к священной реликвии, как можно было бы ожидать. Меня не охватывал священный трепет, когда я взял предмет руками в перчатках из латекса. Не произвели на меня впечатления ни размер, ни характер образца. По правде говоря, я сохранял полную невозмутимость и был разочарован. У меня в голове зазвучала старая песня в исполнении Пегги Ли «И это все, что есть». Я смотрел на этот кусок камня неприглядного вида, который стал поводом для яростных дебатов в Интернете, на кухнях и в пабах по всему миру.

Я задавал себе вопрос, глядя на грубые канавки, размещенные по его поверхности: «Как мне объяснить смысл всего этого?» И второй вопрос: «А что думал об этом Петри?»

Я взглянул на Ника Эниса, стоящего рядом со мной. У него на лице было выражение, которое напомнило мне мою мать, когда, в восемь лет, я искал у нее утешения, лежа в операционной, где мне выжигали длинной горячей иглой опухоль на ладони.

Мы не сказали друг другу ни единого слова, когда я формулировал свое окончательное признание миру. Я допустил непоправимую ошибку, поверив тому, что написал Петри! Керн оказался точно таким, как сообщили Рейд и Браунли! Канавки не имели ни малейшего сходства с тем, что написал Петри. Сохраняя правду, я оказался словно бы замороженным во времени.

Оставаясь отстраненным, я приступил к проверке расстояния между канавками с помощью ручного микроскопа с 50- кратным увеличением и градацией окулярной сетки от 0,001 до 0,100 дюйма. В этот момент я был полностью уверен: Петри полностью ошибался в оценке данного образца. Расстояние между канавками, которые проходили по всему керну по всей его длине, составляло от 0,040 до 0.080 дюйма. Я ощущал полное опустошение - ведь Петри ошибочно определил даже этот показатель! Любые последующие измерения, думал я, будут просто не нужны. Я не мог подтвердить любую теорию передовой механической обработки, если величина скорости подачи, определенная Петри, и равная 0,100 дюйма, не будет проверена и подтверждена! Тем не менее, я продолжал свои исследования.

Я не имел возможности определить кристаллическую структуру керна под микроскопом. Не мог определить столь же уверенно, как Петри, что канавки углублялись в кварц глубже, чем в полевой шпат. Но было заметно — в некоторых местах имелись участки (хотя их было очень мало), где биотит (черная слюда) был оторван от полевого шпата так, как он оторван и в других артефактах, найденных в Египте. Но канавка на других участках выполнена совершенно чисто — без такого эффекта отрыва. Я вновь подтверждал утверждения Браунли, что режущая сила инструмента, воздействующая на материал, могла отрывать кристаллы от субстрата полевого шпата.

Затем настало время измерить глубину канавки. Чтобы сделать это, использовался индикаторный датчик глубины с тонким наконечником, обеспечивающим возможность проникнуть в узкое пространство. Датчик работал так, что позволял без какого-либо отклонения установить нулевой показатель, когда его помещали на плоскую поверхность. Когда датчик проходил над канавкой (или углублением) в поверхности, в канавку выталкивался пружинный наконечник индикатора. Это приводило к перемещению стрелки на табло датчика, где указывалась точная глубина.

Глубина канавок составляла 0,002 и 0,005 дюйма. (Фактически, учитывая четкую прерывистость канавки в некоторых местах вокруг керна, действительная величина колебалась в пределах от 0,000 и 0,005 дюйма). Вот тогда-то и возник самый важный вопрос. Была ли канавка спиралью или горизонтальным кольцом вокруг керна? Я не поддерживал утверждения Рейда и Браунли, что они располагались горизонтально, полностью считая себя правым. Описание спиральных канавок, предложенное Петри, выделило керн № 7 на особое место среди всех прочих. Эта характеристика — один из основных принципов, на которых основана моя теория ультразвуковой механической обработки. Но то, что было у меня в руках, казалось, подтверждало возражения Рейда и Браунли против этой теории. Ведь они считали, что керн имеет в точности такой же вид, как любой другой, взятый в каменоломне.

Белая хлопковая нить представляет прекрасное средство проверки спирали канавки. Почему не использовать ее для проверки резьбы? Я тщательно поместил один конец нити в канавку, а Ник закрепил ее кусочком клейкой ленты. В то же время я смотрел через микроскоп «Оптивизор» с 10-кратным увеличением, левой рукой вращая керн, а правой — придерживая нить в канавке. Глубина бороздки изменялась по окружности керна. В некоторых точках имелась просто царапина, которую не удалось бы заметить невооруженным глазом. Когда появилась резьба на другом конце, я понял: описание керна, предложенное Петри, оказалось не вполне корректным.

Петри описал одну спиральную канавку, шаг которой составлял 0,100 дюйма. То, на что я смотрел, было не одной спиральной бороздкой, а двумя. Нить обвивалась вокруг керна в соответствии с направлением канавки, пока она не остановилась на расстоянии 0,110 дюйма над началом резьбы. Как это ни удивительно, но обнаружилась еще одна канавка, которая проходила точно между ними!

Я повторил тест в шести или семи различных участках керна, получив те же результаты. Канавки были нарезаны по часовой стрелке, начиная с малого конца и продолжаясь к большому, т.е., сверху вниз. По глубине они были одинаковыми как вверху, так и внизу образца. Одинаковым был и шаг вверху и внизу. Причем, секции бороздки хорошо видны в точке, где заготовку гранита вынимали из отверстия.

Собственно, это не бороздки и не кольца, как утверждается в книге «Гиза: истина». Это — спиральные канавки, которые нарезаны в керне сверху вниз как резьба с двойным началом.

Чтобы создать такой керн, метод сверления должен отвечать следующим требованиям:

• наличие двойной спиральной канавки, нарезанной почасовой стрелке сверху вниз с шагом от 0,110 до 0,120 дюйма;

• глубина канавок — в пределах от 0,000 до 0,005 дюйма;

• конусность, идущая сверху вниз (допускается некоторая нечистая нарезка резьбы в кварце).

На меня произвела огромное впечатление глубина канавки. Поэтому после возвращения домой пришлось отправиться в инструментальную мастерскую и поговорить с мастером-инструменталыциком Доном Рейнольдсом. Он работал на станке, предназначенном для шлифования поверхности. Я спросил его, нет ли у него острого алмазного, правильного круга. (Такие круги предназначены для обработки и шлифования поверхностей из карборунда и т.д.) Круг нашелся. Его использовали редко, и поверхность была почти не изношена. (Промышленные алмазы вставлены в стальную оправу, которая затем закрепляется в магнитном держателе). Я спросил, какой глубины канавку, по его мнению, можно нарезать в граните в помощью алмаза?

Рейнольде ответил: «Сейчас посмотрим!»

Мы прошли к плите с гранитной поверхностью. Я шутливо попросил его попытаться сделать это на рабочей поверхности. Он вонзил алмазный наконечник в плиту сбоку. Давя на него со всей силой, на которую был способен, мастер смог сделать царапину длиной четыре дюйма.

Мы оба видели царапину.

«Какая у нее глубина, как ты думаешь?» — спросил я.

«Что-то от 0,003 до 0,005 дюйма», — ответил он.

«Давай проверим!» — воскликнул я.

Дон установил на поверхности индикаторный датчик, отрегулировал тонкую стрелку. Когда он проводил им над канавкой, стрелка опустилась туда; показания составляли всего 0,001 дюйма!

Причина того, что я рассказываю об этом здесь - в том, что предполагалось: если керн действительно имеет спиральную канавку, то она образовалась в результате бокового давления вращающегося сверла, когда его быстро вынимали из отверстия. Призвав на помощь весь свой тридцативосьмилетний опыт, я не мог представить, что это вообще возможно. Причин для сомнений оказалось множество.

1. Эта идея основана на центробежной силе нарезания канавки, действующей во время вытаскивания сверла и прохождения расширяющегося зазора. Для создания большей центробежной силы сверло необходимо вращать быстрее.

2. Не создается достаточного бокового усилия для нарезания канавки в граните до глубины 0,001 дюйма, не говоря уже о глубине 0,005 дюйма. Все именно так.

3. При вращении держателя сверла, имеющего свободу перемещения внутри более крупного подшипника, сверло будет искать путь наименьшего сопротивления. А он находится вне гранита.

4. Наблюдения Петри справедливы в том случае, когда он заявляет, что этот способ непригоден для создания канавок в результате скопления пыли между трубкой и гранитом.

Почему возникло так много разногласий по поводу небольшого и малозначительного керна? Только потому, что его рассматривали в качестве самого слабого звена моей работы. Казалось, мою идею легко опровергнуть. В дополнение к этому, керн использовали, чтобы отвлечь внимание от других, более значительных артефактов. Я же сейчас обращаюсь к ортодоксальному лагерю с просьбой забыть сейчас о керне № 7 Петри и призываю дать объяснение всем остальным предметам, о которых сказано в моей книге.

Призываю продемонстрировать с помощью инструментов, о которых ортодоксы толковали нам в течение столетий, как древние египтяне создали такую потрясающую точность и добились такой точной обработки твердого гранита, диорита и камней, состоящих из различных минералов, расположенных нерегулярными слоями.

Ортодоксы ничего возразить не могут. Ибо речь, друзья мои, идет о продукции высокоразвитой цивилизации.

Назад Оглавление Вперед