UkrHistory.com.ua
 
Головна сторінка
Історія України
Історичні постаті
Реферати з історії
Статті з історії
ЗНО з історії
Всесвітня історія
Серія "100 великих..."

Запрещенная история

ЧАСТЬ V

Высокие технологии древних

Глава 30

ИНЖЕНЕР В ЕГИПТЕ

Древние египтяне владели умениями изготовления орудий труда, сравнимыми с навыками космического века?

За последние три года артефакты, превратившиеся в символы исследований древнего Египта, создали новую ауру. Есть различные предположения о противоречивости, сокрытии или конспирации для замалчивания фактов или игнорирования данных, которые обещают перевернуть традиционное академическое мышление относительно доисторического общества. Мощное движение набирает силу, чтобы восстановить для всего мира наследие, которое было частично разрушено и, безусловно, неправильно понято. Это движение включает в себя специалистов из разных областей знаний. Они, несмотря на яростную оппозицию со стороны египтологов, сотрудничают друг с другом, чтобы обеспечить изменения в наших представлениях о доисторических временах.

Оппозиция египтологов подобна последнему вдоху умирающего человека. Несмотря на анализ экспертов, они пытаются защитить свои насиженные места, возражая против технических тонкостей, что вообще лишено какого-либо смысла. В одном из недавних интервью один из теоретиков-египтологов, упомянув другую точку зрения на пирамиды, заявил: неортодоксальные идеи являются продуктом слишком активного воображения, стимулированного избыточным потреблением пива. Так что тут говорить?!

Бросая вызов традиционным теориям, в течение десятилетий развивалась противоположная точка зрения: строители пирамид использовали высокоразвитую технологию. Попытки построить пирамиды с помощью ортодоксальных методов, приписываемых древним египтянам, полностью провалились. Высота Великой пирамиды равна 483 футам, она сделана из гранитных блоков, которые поднимали до высоты 175 футов. Теоретики не смогли поднять камни весом до двух тонн на высоту несколько футов.

Возникает естественный вопрос: были ли их попытки стремлением доказать, что примитивными методами можно построить египетские пирамиды, — или наоборот? Применение на практике традиционных теорий не доказала их справедливость. Нужно ли пересмотреть теорию, или мы будем продолжать учить нашу молодежь ошибочным данным?

В августе 1984 г. в журнале «Аналог» была опубликована моя статья «Передовая механическая обработка в древнем Египте», основанная на работе сэра Уильяма Флиндерса Петри (первого в мире египтолога) «Пирамиды и храмы в Гизе». Она вышла в свет в 1883 г. После выхода этой статьи мне посчастливилось дважды побывать в Египте. В каждом случае я уезжал из страны с чувством все более глубокого уважения к индустрии пирамид, построенных древними строителями. Такой технологии, между прочим, не существует нигде в нашем современном мире.

В 1986 г. я посетил Каирский музей и передал копию своей статьи и визитку директору. Он искренне поблагодарил меня, бросил все, что я передал, в ящик с другими документами — и ушел. Другой египтолог провел меня в «зал орудий труда», чтобы немного просветить относительно методов, используемых в строительстве. Он показал мне несколько инструментальных ящиков, в которых хранили примитивные медные орудия труда.

Я задал вопрос своему экскурсоводу, как резали гранит? Этой проблеме была посвящена моя статья. Он объяснил, что в граните делали щель и вставляли туда деревянные клинья, пропитывая их водой. Дерево разбухало, создавая давление, которое расщепляло гранит. Это никак не объясняет, каким образом медные орудия труда могут резать гранит. Но египтолог был настолько захвачен своей диссертацией, что я решил не перебивать его.

Я размышлял над утверждением, сделанным египтологом доктором И.Е.С.Эдвардсом в книге «Древний Египет». Эдварде говорил, что для резки гранита «стамески и топоры делали из закаленной меди». Это подобно следующему заявлению: «Чтобы разрезать алюминиевую сковородку, ножи делают из масла!»

Мой экскурсовод с оживлением проводил меня в ближайшее турагентство, рекомендуя купить билет на самолет до Асуана. «Там, — сказал он, — есть очевидные доказательства. Вам нужно посмотреть отметки в каменоломне и незаконченный обелиск».

Я послушно купил билеты в Асуан на следующий день.

Каменоломни в Асуане оказались познавательными. Обелиск весит приблизительно 440 тонн. Однако отметки в каменоломне, увиденные там, не удовлетворяли меня как единственные доказательства средств, с помощью которых строители пирамид добывали камень. В канале, который проходит по всей длине обелиска, имеется большое отверстие, высверленное на боковом склоне коренной породы. Его диаметр равен приблизительно двенадцати дюймам, глубина — три фута. Отверстие высверлено под углом, верхняя его часть проходит через пространство в канале.

Древним строителям приходилось использовать буры для удаления материала по периметру обелиска, выталкиваемого через тонкую мембрану между отверстиями. Материал затем удаляли с помощью специального приспособления. Позднее, когда я находился на плато Гизы, становились все более непонятными эти отметки в Асуане. (Я также задавал себе вопрос, почему египтолог счел необходимым мое посещение Асуана, чтобы взглянуть на них; на южной стороне второй пирамиды обнаружилась масса отметок точно такого же характера, как в каменоломне). Гранитные облицовочные камни, покрывающие вторую пирамиду, были оторваны и валялись вокруг основания, разрушенные в разной степени. На всех обработанных гранитных камнях были те же самые типичные отметки, которые я видел в каменоломне Асуана раньше.

Это открытие подтвердило мое подозрение в достоверности теорий египтологов относительно методов добычи камня древними строителями. Если отметки, сделанные в каменоломне, принадлежат людям, которые создали пирамиды, почему они выполнили такой потрясающий объем чрезвычайно трудной работы только чтобы уничтожить свою работу после полного завершения? Мне показалось, что отметки в каменоломне сделаны в более поздний период — людьми, которым надо было получить гранит, не задумываясь о том, откуда его возьмут.

Демонстрацию примитивных приемов резания камня в Египте можно наблюдать в Саккаре. Предупрежденные о туристах, рабочие начинают резать блоки известняка. Меня нисколько не удивило, что для своей демонстрации они выбрали известняк — мягкую осадочную породу. Он отличающийся простотой в обработке. Однако не было никакой работы по граниту — чрезвычайно твердой породе вулканического происхождения, состоящей из полевого шпата и кварца. Любая попытка создания гранитных, диоритовых или базальтовых артефактов в таком же масштабе, как у древних строителей, но с использованием примитивных методов, обречена на полную неудачу.

Те египтологи, которые знают, что закаленная медь не режет гранит, придумали другой метод. Они предположили — древние использовали небольшие круглые диоритовые шары (еще одна чрезвычайно прочная порода камня вулканического происхождения), с помощью которых «обстреливали» гранит.

Кому из посетивших Египет и видевших удивительные иероглифы, отличающиеся множеством сложных деталей, вырезанных с поразительной точностью в гранитных и диоритовых скульптурах, может прийти в голову, что эта работа выполнена «обстрелом» гранита градом круглых шаров? Иероглифы отличаются поразительной точностью, их канавки вертикальны, размер по глубине больше размера по ширине. Они нанесены с прецизионной точностью по контурам, некоторые имеют канавки, параллельные друг другу. Причем между канавками ширина стенки составляет 0,030 дюйма.

Сэр Уильям Флиндерс Петри отмечал — эти канавки могли быть вырезаны только с помощью специального инструмента, который чисто резал гранит, не расщепляя камень. «Обстрел» градом маленьких шариков никогда не приходил в голову Петри. Но отец Петри был инженером. Не найдя метода, который бы удовлетворял все условия, египтолог оставил вопрос открытым.

Нам бы пришлось приложить неимоверные усилия для создания многих из этих артефактов в наше время, даже используя самые передовые методы производства. Инструменты, представляемые в качестве орудий, с помощью которых созданы эти невероятные вещи, физически неспособны даже приблизительно воссоздать многие из них. Одновременно с невероятно трудной задачей добычи камня, его резания и возведения Великой пирамиды и ее соседок, с предельной точностью и знанием дела были вырезаны тысячи тонн твердой вулканической породы — гранита и диорита. После того как меня охватило священное благоговение перед чудесами инженерной мысли, после того, как мне показали ничего не стоящую коллекцию медных орудий труда в инструментальном ящике в Каирском музее, я уходил с чувством разочарования, опустошенности и удивления.

Сэр Уильям Флиндерс Петри также признавал несущественность этих инструментов. Он утверждает это в своей книге «Пирамиды и храмы Гизы», выражая удивление и восхищение методами, использованными древними египтянами для резания твердого камня вулканического происхождения. Это методы, которые «мы только что начинаем понимать». Так почему же современные египтологи отождествляют такую работу с немногими примитивными медными инструментами и небольшими круглыми шариками? Это вообще не имеет никакого смысла!

Бродя по Каирскому музею, я обнаружил доказательство применения станка с высокой частотой вращения. На крышке саркофага оставлены отчетливые следы. Радиусы завершались смешанным радиусом на бортиках с двух концов. Отметины, оставленные инструментом около этих угловых радиусов, аналогичны тем, которые довелось увидеть на объектах, имеющих прерывистый разрез.

Петри также изучал методы распиловки, применявшиеся строителями пирамид. Он пришел к выводу, что длина их пил составляла, по меньшей мере, девять футов. И вновь имеются отдельные указания на сходство с современными методами распиловки, которые изучал Петри. На саркофаге в царской камере внутри Великой пирамиды имеются отметки от пилы, оставленные на северном конце. Они идентичны отметкам, оставленным пилой, которые я наблюдал на современных гранитных строениях.

Артефакты, свидетельствовавшие о трубном сверлении, изученные Петри, являются самым поразительным и убедительным доказательством: в доисторические времена (это не вызывает никаких сомнений) люди владели знаниями и технологией. Древние строители пирамид использовали такую технику сверления отверстий, которая получила общеизвестное название «трепанация», то есть с помощью цилиндрической пилы.

В этом методе сверления получают центральный керн. Инструмент является эффективным средством сверления. Для отверстий, которые заканчиваются в середине или в иной внутренней части материала, мастера должны были выполнять сверление до требуемой глубины, а затем вынимать керн из отверстия. Эти отверстия не были теми, которые изучал Петри, а также кернами, выброшенными каменщиками, выполнявшими трепанацию. Относительно инструментальных меток, оставлявших спиральные бороздки на керне, вынутом из отверстия, высверленного в глыбе гранита, он писал: «Спираль разреза проникает на 0,100 дюйма по окружности в шесть дюймов, или окружности в шестьдесят дюймов, со скоростью резания кварца и полевого шпата. Это поражает».

Для сверления таких отверстий существует только один метод, который удовлетворяет всем условияям. Не думая о периоде истории, когда создавались артефакты, анализ экспертов ясно указывает на механическую обработку с помощью звука. Это тот метод, о котором я говорил в своей статье в 1984 г. До сих пор никто не опровергал его.

В 1994 г. я отправил копию статьи Роберту Бовелу (автору книги «Тайна Ориона: раскрывая загадки пирамид»). Он передал ее далее Грэму Хенкоку (автору работы «Отпечатки пальцев богов: свидетельство утраченной цивилизации Земли»). После серии переговоров с Хенкоком меня пригласили в Египет для участия в съемках документального фильма вместе с ним, Бовелом и Джоном Энтони Уэстом. 22 февраля 1995 г. в 9 часов утра я впервые принял участие в киносъемках.

На этот раз у меня были твердые намерения проверить характерные особенности артефактов, которые я обнаружил во время первой поездки в 1986 г. Я захватил с собой ряд инструментов: плоский кусок стали (который в инструментальных магазинах называют параллель, длиной около шести дюймов и толщиной четверть дюйма, края сточены до 0,0002 дюйма), индикатор «Интерепид», проволочный калибр контура, устройство, которое укладывается вокруг форм, а также твердеющий воск.

Уже на месте, куда мы прибыли, я смог измерить некоторые артефакты, сделанные древними строителями пирамид. Результаты измерений доказывали — вне всяких сомнений, строители пользовались самыми передовыми и сложными инструментами и методами. Первый объект, точность которого я проверял, был саркофагом внутри второй пирамиды (Хефрена) на плато Гиза.

Я забрался внутрь саркофага и с помощью фонаря и параллели обнаружил, что поверхность внутри него была абсолютно гладкой и совершенно плоской. Это меня просто поразило. Установив крайнюю часть параллели на поверхности, включил фонарь за ней. Через поверхность, образующую общую границу между двумя объектами, свет не проходил. Как бы я не изменял положение параллели на поверхности — вертикально, горизонтально или продольно, как перемещают калибр на пластине с точной поверхностью, я не мог обнаружить никакого отклонения от абсолютно плоской поверхности. Группа испанских туристов сочла это крайне интересным и окружила меня со всех сторон, когда я настолько оживился, что выкрикивал в свой магнитофон: «Точность космического века!»

Волнение охватило также и гидов. Я понимал, что они, возможно, думают — живому иностранцу не следует находиться там, где должен лежать мертвый египтянин. Поэтому я предусмотрительно выбрался из саркофага и продолжил свои исследования, но теперь — с внешней стороны. Конечно, мне хотелось исследовать этот артефакт более детально, но я был лишен такой возможности.

С лихорадочным возбуждением я приблизился к узкому входу в шахту и выбрался наружу. Но пока делал это, испытал настоящее потрясение: внутренняя часть огромного гранитного ящика обработана с такой точностью, которую мы считаем необходимой только для пластин с прецизионной поверхностью. Каким образом они добивались этого? Такое невозможно создать вручную!

Оставаясь под впечатлением этого артефакта, я был просто потрясен другими вещами, обнаруженными на другой площадке в каменных туннелях храма Серапеума в Саккаре, у ступенчатой пирамиды и в гробнице Джосера. В этих темных пыльных туннелях лежит двадцать один огромный базальтовый бокс. Каждый из них весит, по оценкам, шестьдесят пять тонн. Они обработаны с той же высокой точностью, что и саркофаги во второй пирамиде.

Последний артефакт, исследованный мною, был огромным гранитным камнем, на который я буквально наткнулся во время осмотра плато Гизы позднее в тот же день. После предварительного осмотра камня я пришел к выводу: древние строители пирамид должны были использовать механизмы и машины, которые обеспечивали точную обработку контуров по трем осям, управляя инструментом. Помимо невероятной точности, нормальные плоские поверхности, простые с геометрической точки зрения, можно объяснить применением простых методов. Однако этот камень ставит перед нами не только вопрос о том, какие инструменты использовали для того, чтобы вырезать его, но и проблему более глубокого свойства: «Что направляло режущий инструмент?»

Подобные открытия позволяют сделать больше выводов для понимания технологии, использованной древними строителями пирамид, чем все, что открыто до сих пор.

Интерпретация артефактов зависит от инженеров и технологов. Во время презентации своего материала в местном клубе инженеров я был глубоко удовлетворен реакцией моей аудитории. Значимость материалов поняли правильно, все были согласны с выводами. Хотя основное внимание уделялась методам, использованным для создания артефактов, некоторые инженеры, игнорируя предложения египтологов об их использовании, задавали вопрос: «Что же они делали с ними?» Инженеры были по-настоящему потрясены тем, что увидели.

Интерпретация и понимание уровня технологии цивилизации не может и не должно ограничиваться только письменными памятниками каждой культуры. Практические детали нашего общества не всегда правильно отражают его, а письмена, дошедшие до нас в камне, вероятнее всего, начертаны, чтобы передать нам идеологическое сообщение, а не описать использованную технологию. За регистрацию технологии, созданной нашей современной цивилизацией, отвечают СМИ. Но они уязвимы и могут прекратить свое существование в случае всемирной катастрофы, например, ядерной войны или еще одного ледникового периода.

Поэтому через несколько тысяч лет интерпретация методов, применяемых передовыми рабочими, может, оказаться более точной, чем интерпретация языка, на котором они разговаривали. Язык науки и техники не имеет такой же свободы, как разговорная речь. Так что, даже если через тысячи лет после использования не сохранятся инструменты и машины, нам, сделавшим объективный анализ, придется согласиться: все это существовало на самом деле.

Назад Оглавление Вперед