UkrHistory.com.ua
 
Головна сторінка
Історія України
Історичні постаті
Реферати з історії
Статті з історії
ЗНО з історії
Всесвітня історія
Серія "100 великих..."

Запрещенная история

ЧАСТЬ V

Высокие технологии древних

Глава 26

БЕСЕДА С ПИТЕРОМ ТОМПКИНСОМ

Секреты забытых миров

На многих, кто датирует свои личные открытия мудрости древних и могущества неведомых сил концом 1960-х и началом 1970-х, две книги оказали потрясающее влияние. Это «Тайна жизни растений» и «Тайна Великой Пирамиды». Обе стали бестселлерами, заставили ортодоксальное научное сообщество поволноваться и защищаться. Это - если не говорить ни о чем другом.

Хотя представления о том, что растения предпочитают хорошую музыку, что проведены удивительные измерения Великой Пирамиды, стали уже привычными, двадцать пять лет назад они вызвали настоящую бурю. Книги принесли автору Питеру Томпкинсу немало хлопот. Он осмелился бесстрашно бросить вызов титанам официального научного сообщества, и заслужил не только известность, но и на какое-то время — беспрецедентную степень доверия.

Обе книги продолжают печататься, но Томпкинса, хотя и щепетильного в своих исследованиях, традиционная наука отвергает, считая маньяком. Две следующие книги — «Тайны мексиканских пирамид» и «Тайны почвы» смогли мало что сделать, чтобы изменить незаслуженную репутацию. Тем не менее, автор продолжает работать и ни в чем не раскаивается. Это творческий, располагающий к себе человек. Журналу «Атлантис Райзинг» посчастливилось взять у него интервью, чтобы обсудить взгляды на ряд проблем, которые освещает журнал.

Родившийся в штате Джорджия, Томпкинс вырос в Европе, но вернулся в Соединенные Штаты, чтобы учиться в Гарварде. Но занятия в колледже прервала Вторая мировая война. Работая с самого начала в газете «Нью-Йорк Геральд Трибьюн», Томпкинс начал войну в качестве корреспондента. Вскоре его репортажи стали передавать на радиостанциях «Мьючиел» и «Эн-Би-Си». К концу войны он работал вместе с Эдвардом Р.Мурроу и «Си-Би-Эс». В 1941 г. его карьера репортера была прервана поручениями в службе разведки «ТOI» (предшественник разведывательной службы «OSS», которая затем превратилась в ЦРУ).

Пять месяцев он провел в тылу противника. «После высадке в Анцио, — вспоминает Томпкинс, — генерал Донован и генерал Парк направили меня в Рим раньше, чем появился десант. Если бы они смогли высадиться сразу, то мы радовались бы большой победе. Но получилось, что пришлось задержаться. Затем надо было посылать радиограммы по четыре-пять раз в день о том, что делают немцы, где они предполагают нападать, какими силами и т.д.»

Во время этой миссии Томпкинсу удалось завербовать множество агентов, которых отправляли на север для соединения с партизанами и оказания помощи в расчистке пути для запланированного наступления союзников. В конечном счете, агента направили в Берлин. Когда в конце войны Трумэн закрыл службу «OSS», Томпкинс понял — у него нет ни малейшего желания служить в ЦРУ. Он предпочел свой собственный путь. Послевоенные годы будущий исследователь провел в Италии, изучая, как делаются кинофильмы, создаются сценарии. Это способствовало развитию отвращения к цензуре любого вида:

«Я понял, что единственный способ сказать то, что я хочу — в том, чтобы писать книги. Они не подвергаются цензуре». Но и теперь он понимал, что его взгляды провоцируют многих на анафему. «Меня перестали приглашать на званые обеды, — посмеивается Томпкинс, — из-за разговоров на метафизические темы. Их считали полным безумием, поэтому я научился быть спокойным и тихим».

Но он не захотел оставаться спокойным в печати. Нельзя полностью избежать цензуры. Томпкинс считает, что его последняя книга «Тайны почвы» — «крик о спасении планеты от химических убийц», была, на самом деле, отвергнута издателем, боявшимся вызвать ужас широкой общественности. Вышедшая после публикации работы «Тайная жизнь растений», эта книга предлагала альтернативы химическим удобрениям. Ведь они, как считает Томпкинс, «совершенно бесполезны и ведут к уничтожению почвы и микроорганизмов, отравляя растения и, в конечном счете, животных и людей». Автор уверен: такие удобрения — главный и первичный источник развития раковых заболеваний.

Писатель обнаружил, что его планы расстраивают не только издатели. Идея использовать перспективную технологию, на которую Томпкинс случайно наткнулся, и фактически провести рентгеновское обследование Великой пирамиды блокировали Захи Хавасс и Египетская государственная служба охраны памятников.

«Рентгеновское обследование всей пирамиды обошлось бы в пятьдесят тысяч, но позволило бы, наконец, узнать, что там происходит на самом деле, — говорит автор. — Кажется, что можно сделать интересную телевизионную программу, но никто не проявил ни малейшего интереса. Очень странно...»

Относительно идеи широко разрекламированной книги бельгийского астронома Роберта Бовела, стремящегося продемонстрировать ориентацию пирамид по созвездию Ориона, Томпкинс лишь пожимает плечами: «Это гипотеза, но она не доказуема. Меня интересует только такие вещи о Великой пирамиде, которые неопровержимы и не вызывают никаких возражений».

Томпкинс стремится к большему, чем «бесконечные теории». Ими, говорит он, завалена вся комната. Но он уступает:

«Если задумываетесь о связи между народом догонов и Сириусом, то очевидно: на нашей планете люди знали очень многое об астрономии. Возможно, так или иначе, они имели какое-то отношение к звездам. Но меня интересует только теоретики с достаточно вескими доказательствами».

Доказательств передовых астрономических знаний у древних, полагает Томпкинс, вполне достаточно в древней архитектуре. «Очевидно, что все великие храмы в Египте были астрономически ориентированными и размещены с учетом геодезических знаний», - говорит он.

Особенно он интересуется Тель-эль-Амарной. Томпкинс рассматривает ее, как возможную тему для своей будущей книги. Астрономические знания, вложенные в город, построенный фараоном Эхнатоном, автор считает «чисткой мозгов». К сожалению для его планов, Ливио Стичини, итальянский ученый и авторитет в области древних измерений, на знания которого опирался Томпкинс в своей работе «Тайны Великой пирамиды», скончался.

Интересно, что Томпкинс так и не разрешил публиковать «Тайны Великой Пирамиды» в Италии, поскольку издатель хотел выбросить приложение Стичини. Несправедливость все еще продолжает возмущать Томпкинса: «Перед нами - непризнанный итальянский гений. Но итальянцы говорят, что если мы напечатаем это, то книги не будет».

Следующая работа Томпкинса на тему мексиканских пирамид еще более подчеркивает его точку зрения. Она заключается в том, что древние владели передовыми астрономическими знаниями. Хотя автор и не убежден, что сходство между египетскими и мексиканскими пирамидами доказывают существование одной материнской культуры, например Атлантиды, как полагают многие, но верит в то, что «этот народ плавал по Атлантическому океану вполне свободно».

Он также уверен — строители в Мексике пользовались той же системой измерений, что и египтяне. «Я должен написать еще одну книгу, которая будет целиком посвящена тому, что знали древние на обоих берегах Атлантического океана», - говорит Томпкинс.

Во время работы в Мексике он смог, с огромными затратами и трудностями, снять фильм, посвященный эффектам, которые возникают при восходе и заходе солнца в равноденствие в храме Чичен-Ица. «Совершенно потрясающе, — говорит Томпкинс, — когда видишь, как оживает змея — только в этот единственный день. Она поднимается и спускается по ступеням. Мы сняли это на кинопленку, получилось просто прекрасно. Как им удалось сориентировать пирамиду так, что это происходит только в равноденствие?»

Поиски ответа на этот вопрос привели автора в Новую Зеландию, к Джеффри Ходжесону, который завоевал славу еще в 1920-х, проницательно указав точное положение планет в заданное время. Убежденный знаниями Ходжесона, Томпкинс пришел к выводу: тайна, с помощью которой древние могли добиваться точной астрономической ориентации, не прибегая к современным приборам, известна ему. «А им не нужны были приборы, — отвечает он. — Приборы были встроены в них самих. С помощью ясновидения они могли точно сказать, где находились планеты, понять законы их перемещения».

Такое понимание, которым владели древние, в основном, оказалось забытым в отклонившемся от этого пути развития высокотехнологичном западном обществе. «Мы сами ограничили себя, - считает Томпсон. — Мы сами перекрываем свое второе зрение».

Зачарованный ясновидением и потенциалом, который оно представляет, Томпкинс пытался использовать его в качестве ресурса для своих более глубоких научных исследований. Когда поиски конкретных доказательств существования Атлантиды привели его на Багамские острова, он использовал все средства, которые были в распоряжении. Одна из площадок была завалена древними мраморными колоннами и фронтонами, но интуиция подсказала ему: что это место было всего лишь конечным пунктом назначения корабля XIX века, направлявшегося в Новый Орлеан с грузом мрамора на борту. Несанкционированный с научной точки зрения отбор проб керна на известной дороге Бимини убедил автора: тротуар не был сделан руками человека, а представляет собой всего лишь береговую горную породу.

Он получил то, что хотел, у геолога университета Майами. Доктор Чезаре Эмилиани показал Томпкинсу результаты анализа керна, полученного им за годы работы в Мексиканском заливе. Здесь были убедительные доказательства воздействия погружения в огромное количество воды приблизительно в 9000 г. до н.э. Автор вспоминает: «Эмилиани сказал: «Говорят, Атлантиду нашли на Азорских островах, нашли ее около берегов Испании и у восточного берега Соединенных Штатов. Все эти места могли быть частью империи Атлантиды, которая погрузилась под воду точно в ту дату, которую называет Платон».

Несколькими годами ранее Томпкинс писал предисловие к переводу на английский язык книги Отто Мука «Тайна Атлантиды». Гипотеза Мука заключалась в том, что Атлантида затонула в результате падения астероида. Это вполне вероятно, согласно мнению Томпкинса. Он думает так и сейчас, хотя это еще следует доказать. В работе Эмилиани исследователю удалось найти одно геологическое доказательство этого события.

Безусловно, с доказательствами или без оных, Атлантида, как и многие другие спорные представления, вряд ли будет с готовностью воспринята интеллектуальной научной общественностью.

Причина, которая кроется в этом, понятна Томпкинсу: «Им пришлось бы переписывать все свои учебники по археологии, если что-либо будет доказано. Если теория Уэста относительно Сфинкса корректна (возраст монумента составляет более десяти тысяч лет), то придется пересматривать все научные материалы».

Для сравнения он описывает человека, с которым познакомился в Канаде. Он разработал лекарство от рака, и Томпкинс указывает, какую угрозу таит это открытие для Фарминдустрии с миллиардными доходами.

Поиски тайных обходных путей в течение всей жизни заставили Томпкинса философски относиться к своему собственному неизбежному физическому переходу. Хотя на вопрос, как он у него дела, он отвечает: «Я бесконечно более спокойно отношусь к перспективе смерти. Как время, это своего рода иллюзия. Просто хочу сказать, что теряешь тело. Но что с того? Много всего было до этого, а возможно, и потом. Может, без тела только лучше».

В любом случае, его продуктивность еще не пострадала. Следующая книга обещает доказать существование элементарных сущностей. Идея этого проекта возникла после недавнего научного подтверждения работы Анни Безант и С.У.Ледбитера, посвященной составлению карты субатомных структур. На повороте столетия два лидера Теософского общества решили использовать могущество йоги для анализа элементов. Ледбитер видел, а Безант рисовала. После выхода работы в свет, никто не обратил на нее никакого внимания. В конце концов, сделать то, что сделали они, «невозможно». А их результаты противоречат традиционной науке.

Затем, в 1970-х, английский физик обнаружил их работу и понял, что они совершенно точно описали кварки и другие характерные особенности атома, которые открыты лишь недавно. При наличии такого неопровержимого доказательства Томпкинс занят сейчас детальной работой, посвященной тому, как эти двое работали с помощью элементарных духов. Так же была создана работа известного ясновидящего Рудольфа Штайнера.

«Если все сложить в единое целое, — говорит исследователь, — то можно понять: эти люди смогли на много лет опередить открытие атомов и изотопов. Смогли дать точное описание и нарисовать их. А теперь, если взглянуть на описание природных духов, данное учеными, на их воздействие на планету, на их связь с людьми, на причины воссоединения с ними, то к этому следует прислушаться. Я хочу сказать, это понятно, как божий день. Мы не можем избежать этого».

Назад Оглавление Вперед