UkrHistory.com.ua
 
Головна сторінка
Історія України
Історичні постаті
Реферати з історії
Статті з історії
ЗНО з історії
Всесвітня історія
Серія "100 великих..."

Запрещенная история

ЧАСТЬ IV

В поисках первоначального источника

Глава 17

МЕГАЛИТИЧЕСКАЯ АНГЛИЯ: РАЗМЕРЫ АТЛАНТИДЫ

Беседа с Джоном Митчеллом

Среди тех, кто в своих трудах доказывает, что когда-то существовал великий и блистательный, хотя забытый историей, источник цивилизации, призраки которой даже в наше время продолжают являться нам, только немногие более убедительны, чем Джон Митчелл.

Автор более чем двух десятков книг на тему древних загадок, священной геометрии, HЛO, непознанных явлений и т.д., Митчелл знаком американскому читателю по известной фантастической книге «Обозрение Атлантиды». Пересмотренная и переписанная версия этой книги, опубликованная в 1995 г., называется «Новое обозрение Атлантиды».

Книга «Дух Земли» состоит из богато иллюстрированных очерков о путешествиях, гробницах и тайнах сокровенных оживляющих сил планеты, которые были повсеместно признаны с начала времен.

Митчелл доказывает — на огромной части планеты сохранились земляные и каменные памятники, построенные по непонятной причине. Их общие характерные особенности дают основания предполагать: это, возможно, часть всемирной системы, которая, как он полагает, служила науке о стихиях той самой архаической цивилизации, которую Платон назвал Ат-лантидой. Поэтому автор считает — большинство самых значительных современных археологических открытий выстраиваются в систему. Ее можно обозначить, как загадочную сеть прямых линий, связывающих древние памятники Британии, которые имеют двойников в Китае, в Австралии, в Южной Америке и в других регионах.

В книге «Новое обозрение Атлантиды» видение высокоразвитой мегалитической цивилизации, владевшей совершенным знанием принципов, выходящих за пределы современного понимания, с особой тщательностью изложено ученым, получившим образование в Кембридже. Эта прекрасная работа затрудняет, если вообще не исключает восприятие ортодоксальных представлений. Последние основаны на том, что источники земного мегалитического наследия — общества охотников-собирателей каменного века, заботившихся лишь о выживании и воспроизведении потомства, не имея ничего более в своем примитивном разуме. Давая подробное описание таких явлений, как точное земное и небесное выравнивание древних памятников вдоль длинных линий лье, высокоразвитых древних наук о числах и священной геометрии, а также сложной доисторической технологии, Митчелл создает картину обширного и логически последовательного всемирного порядка. Такая точка зрения выходит за рамки современных представлений.

«Мы живем на развалинах древней структуры, — писал он в первом издании книги «Новое обозрение Атлантиды». — Огромные размеры руин делают саму структуру невидимой до сих пор».

Исследования, проводимые сейчас, открывают образ древней системы, внушающей благоговейный трепет. Ее масштаб настолько огромен, что этого прежде никто не мог и вообразить. Этот образ терпеливо ожидает, когда мы сможем достичь высот, с которых оценим, наконец, великолепие замысла структуры, простирающейся перед нами.

Колин Уилсон высказался об «Обозрении Атлантиды» так: «Это одна из величайших книг нашего поколения, заложившая основы для дальнейших исследований. Книга вызовет огромное количество обсуждений грядущими поколениями».

В интервью, данном журналу «Атлантис Райзинг», Митчеллу задали вопрос: известны ли ему о новых исследованиях, проведенных Грэмом Хенкоком, Робертом Бовелом и другими учеными? Речь, в частности, идет об ориентировании монумента в Гизе (Египет) в соответствии с созвездием Ориона и другими звездами. Как г-н Митчелл относится к подобным исследованиям?

У него имеются свидетельства, подтверждающие результат разработок. Митчелл уверен, что эти открытия перекликаются с тем, что он сам обнаружил на британской территории «в значительно более древнем камне». Там ориентирование по значительным звездам также указывало путь души после смерти. «Повсюду в древнем мире наблюдается эта ужасающе навязчивая идея смерти, отраженная в ориентировании археологических памятников», — сказал он о собственных наблюдениях.

Ему кажется естественным, что древние владели каким-то видом науки о бессмертии. Это согласуется с предположениями, сделанными Грэмом Хенкоком.

Колин Уилсон высказал теоретические предположения о том, что древние владели развитыми психическими способностями, но не имели технологии в нашем понимании этого термина. Митчелл, в отличие от него, считает, что они владели и технологией, это совершенно понятно. Он видит ее в искусной работе по размещению и сооружению памятников, сделанных задолго до пирамид, и наблюдает в высокоразвитых науках о числах, а также в понимании геометрии.

«Поистине, в нашем представлении не укладывается, что такое количество числовых гармоний вложено в столь простые в своей основе структуры, — восхищается он. — Древние проектировали конструкции, рассчитанные на долгосрочность. В этой чрезвычайно великолепной схеме предполагается определенная философия. Ее смысл: мы можем построить здесь, на Земле, путь на небеса».

Он говорит о частом использовании числа 12, как в случае с двенадцатью коленами Израилевыми. Есть здесь связь и с двенадцатью знаками Зодиака. Это словно бы дает намек на попытку упорядочить жизнь на Земле в соответствие небесным порядком вещей.

Вопрос относительно технологии оказался более серьезным и трудным для ответа, если представить себе, как на самом деле резали, обрабатывали и перемещали гигантские камни на древних площадках.

«На самом деле, это остается загадкой, — размышляет Митчелл. — Эта невероятная точность — нераскрытая тайна. Заглядывая в мегалитические времена, мы сталкиваемся с невероятно огромной массой поднятых валунов (сотни тонн и более), их транспортировкой, установкой на место. Древние были потрясающе изобретательными и, вне сомнений, использовали принципы, неизвестные в наше время».

Могла ли эта технология включать определенного рода левитацию?

«У авторов классических работ, исследовавших силу звука, имеются постоянные упоминания об использовании песен и музыки, определенной тональности, чтобы сделать вещи легче. Есть сведения о сочинении песен с нарастающим ритмом, которые помогали перемещать тяжелые предметы без больших усилий», — говорит автор «Обозрения».

Но какими бы утраченными секретами не владели древние, Митчелл считает, что мы можем восстановить и раскрыть их. Точнее, мы сделаем это, когда придет время: «Если [древнее знание] действительно необходимо, оно обязательно должно вернуться к нам. В этом нет никаких сомнений».

Что же касается предположения, что, возможно, мы потеряли спрятанные тайники с записями, например Зал Записей в Египте, Митчелл считает, что вполне вероятно: подобные клады существуют. Но он не уверен, что мы сможем распознать их, когда увидим.

«Платон говорил об определенном каноне законов, которым владели древние египтяне. Он был составлен на основе числовых пропорций и музыкальных гармоний, господствующих в обществе. Эти гармонии позволяли продолжать деятельность на одинаковом уровне буквально в течение тысячелетий, - поясняет Митчелл. — Древние цивилизации существовали значительно дольше, чем мы считаем сейчас. Поэтому мне кажется, что все общество в целом было основано на понимании гармонии. На ее основе развивается и Вселенная. И руководствуясь этим и применяя соответствующие ритуалы и т.д., все общество могло спокойно переживать кризисы.

Однако, — допускает автор, — возникает и совершенно другой вопрос. Он связан с развитием человечества до такого уровня, который обеспечивал понимание мудрости этих законов».

Возможность того, что мы начали, по меньшей мере, отчасти, гармонично резонировать с древними струнами мудрости, может способствовать тому, что откроется дверь, через которую люди получат доступ к архаичной мудрости, вернут ее. В религиозных произведениях, таких как Откровение св. Иоанна Богослова, Митчелл видит описание «Нового Иерусалима», спускающегося с небес в знак начала пробуждающегося века и полного отхода от предшествующих схем.

Такое откровение придет, верит Митчелл, от самой природы. «Оно уже пробуждается, — утверждает он. — Когда откровение нам потребуется, мы попросим о нем, и оно будет. В наши дни люди потеряли уверенность, но я считаю, что мы ищем истину и понимание, которые находятся за пределами этого мира хаоса. Здесь — мир светских научных теорий, сменяющих друг друга. Но они ничего и никогда не устанавливают и не доказывают. А мы ищем высшую истину, которая всегда там. Когда мы попросим ее, нам ее и дадут».

В хаотическом мире, где всем правят диссонанс и диссонансная музыка, едва ли есть надежда, что можно преодолеть эту силу. Однако Митчелл сохраняет оптимизм.

«Подобное само себя изживет, — уверен он. — Конечно, всегда признавалось, что музыка обладает наивысшей силой по сравнению со всеми остальными видами искусства. Как считал Платон, формы правления фактически соответствуют формам музыки. Поэтому древние были очень осторожны и контролировали музыку, какофония не допускалась. На праздниках каждый год звучала одна и та же музыка, народ завораживали ею. Оказывая такое воздействие, можно влиять на разум.

Музыка - значительно более мощное терапевтическое средство. Конечно она и другие виды искусства, как мы видим в наши дни, угрожают обществу хаосом. Это сосуд, который не только отражает, что происходит в настоящий момент, но и действительно определяет, что произойдет в будущем. К чему все это приведет, я и сам не имею ни малейшего представления. Все чаще и чаще думаю — все в руках Господа. А в настоящее время происходит некий алхимический процесс, изменения придут из самой природы в результате естественного процесса причинно-следственной зависимости. Все находится в хаотическом беспорядке, мы реагируем на это, стараясь найти источник порядка — ищем, взываем к нему. И только затем последует откровение».

Возможно ли, чтобы это долгожданное изменение произошло без катаклизма?

«Каждая вещь, сделанная руками человека, каждая созданная вещь рано или поздно кончается, — говорит Митчелл. — Это столь же неизбежно, как завтрашний восход солнца. Все эти плоды обречены. Все, что имеет искусственное происхождение, не может существовать в течение длительного времени. Вспомните о крахе коммунизма. Он казался таким прочным, таким управляемым, — но исчез практически за ночь, уничтоженный собственными противоречиями, присущими ему. Народ больше не мог выдержать этот режим. Это так похоже на падение Вавилона [согласно Откровению св. Иоанна Богослова]. Сегодня кто-то демонстрирует свое богатством великолепие, а завтра будто его и не было. Нет сомнений — все известные нам институты рухнут. Вопрос о том, будет ли этот процесс упорядоченным? Чем глубже мы погружаемся в мегаломанию и зависимость от искусственных систем, тем более резкой будет реакция».

Митчелл видит четкую параллель между описанием разрушения Вавилона в Откровении, и падением Атлантиды, о котором говорил Платоном. Он полагает, что эта история является предупреждением об опасности определенного порядка:

«Платон очень ясно сообщил о геометрической схеме, плане общего расположения Атлантиды. Он, фактически, не был адекватным, как любая искусственная вещь. Ведь в основе было заложено число 10. Идеальный город Платона основан на числе 12. Он видел, что в Атлантиде преобладал смертельный элемент. Она рухнула...

Это связано с нарушением фундаментального закона, - продолжает Митчелл. — Она постоянно разрасталась и, в конце концов, привела к полному краху всего. Жизнь ведет нас через этот процесс откровения, что, вообще-то, невозможно было представить всего сто лет назад или менее. Нам продемонстрирована идея существования космологической схемы, имеющей прекрасное численное, геометрическое выражение. Эта схема представляет наилучшее отражение космоса. Сам процесс создает совершенные схемы в наших умах, а позднее он отразится на структуре общества.

Затем, безусловно, через много поколений, то, что начиналось с откровения, превращается в железный закон. Он становится несправедливым, приводя к процессу, в результате которого идеал превращается в Вавилон, готовый к уничтожению. Лучшая из возможных космологических схем, на которой основаны институты общества, позволит людям существовать в течение долгого времени. Но ни одна материальная вещь не может быть вечной. В конце концов, все превращается в прах».

Но приятная новость, как говорит Митчелл, заключается в том, что человеческая природа всегда переживает любую систему тирании, навязанную ей. Она, как феникс, возрождается вновь. В наши дни мы живем, как летучие мыши в развалинах покинутого дома — среди реликвий и руин прошлого. Это происходит не только на физическом, но и на ментальном уровне: мы цепляемся за устаревшие формы мышления. Если кто-то стремится освободиться от застарелых чар, то ему следует бросить вызов господствующим мифам. Именно так вызов был брошен самим Митчеллом самой распространенной теории биологии — эволюционной.

«Не то, что они ошибочны, — поясняет автор исследований Атлантиды. - Дело в том, что они не являются исчерпывающими и остаются произвольными. В таком виде эти мифы распространяются через школы и колледжи. Необходимо бороться с ними, чтобы приблизиться к пониманию реального положения дел. Если вы примете близко к сердцу чье-то научное объяснение, то обречете себя на беспокойную жизнь. Ведь известно, что теории, которые представляют как застывшие, всегда меняются. Если поверите в то, чему учат в школе сейчас, то к тому времени, когда достигнете моего возраста, вы окажетесь действительно слишком старомодным».

Назад Оглавление Вперед