UkrHistory.com.ua
 
Головна сторінка
Історія України
Історичні постаті
Реферати з історії
Статті з історії
ЗНО з історії
Всесвітня історія
Серія "100 великих..."

Запрещенная история

ЧАСТЬ III

Исследуя глубокую древность цивилизации

Глава 11

ОТОДВИГАЯ НАЗАД ГРАНИЦУ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Джон Энтони Уэст: поиски свидетельств существования высокоразвитой цивилизации в доисторические времена приносят новые плоды

"Как эго спортсмена ликует при победе, и чувствует себя совершенно несчастным при потере суперкубка, — посмеивается Энтони Уэст, - так и эго ученых и филологов постоянно тянется к истине. У них не очень много денег и не очень много славы, в их жизни нет никакого блеска, но когда в их среде появляется кто-нибудь слева, вроде меня, они реагируют, словно взбесившиеся кошки».

Мучения первоклассной стаи кошек остается любимым источником развлечения этого самопровозглашенного карателя «Церкви Прогресса». Ведь Запад, современная версия цивилизации, с «водородными бомбами и полосатыми зубными пастами» — не пара своим давно похороненным предшественникам (как историческим, так и прочим). На ученых, которые уважают наследие наших древних предшественников, Запад смотрит, по меньшей мере, как на идиотов.

С ноября 1994 г., когда началась эпопея журнала «Атлантис Райзинг», в нашей статье с обложки «Получая ответы у Сфинкса» мы сообщили об угрозе, нависшей над исследованием, проводимым Уэстом и геологом Робертом М.Шочем, доктором философии (Бостонский университет). В статье говорилось о том, что Сфинкс из Гизы подвергался воздействию дождей и поэтому он на тысячи лет старше, чем считает официальная египтология. Едва ли критика успокоилась и сейчас.

С тех пор Грэм Хенкок и Роберт Боуэл присоединились к яростным спорам, опубликовав свои бестселлеры, заслужившие потрясающее международное признание. Они поддерживают утверждение Уэста и добавляют свои собственные доводы, заявляя: монументы Гизы имеют астрономическое назначение. Хотя все четверо остаются персонами нон-грата среди большинства профессиональных египтологов, их идеи, распространяемые бесчисленными средствами массовой информации по всему миру, приобрели беспрецедентную известность. Это привело к тому, что официальная наука отошла от принятой стандартной практики простого игнорирования опрометчивых заявлений. Она стала, фактически, доказывать достоинства этих выводов.

Результат оказался не особенно приятным для «Церкви Прогресса».

16 сентября 2002 г. в специальном выпуске «ТВ-Фокс» (Международное географическое общество) «Открывая потерянные гробницы: с места событий из Египта» в эфире было сообщено о жизни в Гизе в древние времена. Этот выпуск был последним из многих передач, где уделено много времени и внимания еретическим взглядам Уэста, Шоча, Хенкока и Боуэла. Несмотря на все усилия противников, поддержка их представлений нарастала снежным комом.

В центре всех споров и противоречий оказались тайны, окружавшие зарождение цивилизации. Происходим ли мы, как настаивает официальная академическая школа, из каменного века — около пяти тысяч лет назад? Только ли с тех пор мы начали медленное и болезненное восхождение к «величественным» вершинам настоящего? Или в той самой отдаленной древности был первоисточник цивилизации, поднявшейся до уровня высочайшего развития, равного нашему, если не превосходящего его? Почему она исчезла столь бесследно, что не осталось ни единого признака ее существования?

Если это предположение о развитой цивилизации справедливо и его можно доказать, то последуют действительно глубокие выводы. То, что Уэст и Шоч смогли представить — первое научно неопровержимое свидетельство существования прародительской культуры. Оно оказалось одним из важнейших достижений нашего времени и смогло убедительно испортить торжество «Церкви Прогресса».

Редколлегия журнала «Атлантис Райзинг» побеседовала с Джоном Уэстом о предстоящей борьбе с официальной наукой и новых свидетельствах, собранных им для доказательства теории. Возможно, они станут решающими в деле о существовании высокоразвитой цивилизации в доисторические времена. Уэст также сказал о своем долге перед австралийским археологом, вклад которого в наше понимание древнего Египта только начинают ценить.

НАСЛЕДИЕ ШВОЛЛЕРА ДЕ ЛЮБИЧА

Главный план к пониманию философии древнего Египта уже готов, полагает Уэст. Но он разработан не в недрах официальной египтологии, как можно было бы ожидать. Огромную работу Р.А.Шволлера де Любича, проделанную во время исчерпывающих исследований храма в Луксоре с 1937 г. по 1952 г., можно сравнить не менее чем с «общей теорией поля» философии и науки древнего Египта. Шволлер де Любич наиболее известен по своим обширным трудам, ставшим основой для последующих исследований, посвященных древнему Египту. Его книга называется «Храм человека». Де Любич основал школу «символики» египтологии, наиболее искренним сторонником которой является Уэст. Книга Уэста «Змей в небе» остается самым полным комментарием на английском языке трудов Шволлера де Любича.

Де Любич искал свидетельства понимания древними принципов гармонии и пропорций. Речь идет, в частности, о знании золотого сечения (отношение, математически выражаемое как 1 плюс корень квадратный из 5 на 2), которое приписывали грекам, но не египтянам. На основе измерений, проведенных французской командой архитекторов и археологов, египтолог смог продемонстрировать — принцип золотого сечения действительно применялся в Луксоре. Более того — все сложности и тонкости этого принципа не были известны грекам.

Это явилось неопровержимым свидетельством продвинутых математически знаний, которыми владели в Египте более чем за тысячу лет до Пифагора.

«Естественно, что знание не возникло само по себе, — говорит Уэст. — Новое Царство Египта (Луксор построен Аменхотепом III в XIV веке до нашей эры) восходит к традициям Среднего и Древнего Царств. Путем обобщения Шволлеруде Любичу удалось доказать, что египтяне понимали гармонию и пропорции, начиная с предполагаемого зарождения своего существования — с 3000 г. до новой эры или немногим ранее».

Все это предполагает возможность и других более древних достижений, что точно совпадает с теориями Уэста и Шоча о возрасте Сфинкса. Их гипотеза, что интересно отметить, основана на случайном наблюдении Шволлера де Любича: выветривание Сфинкса произошло в результате воздействия воды.

«Расцвет Египта ни в коем случае не был бесплодным периодом для Греции. А она, в свою очередь, способствовала развитию нашей потрясающей цивилизации, — утверждает Уэст. — Сами греки признавали: Египет был для них огромным источником и ключом к знаниям, которые они получили позднее. Другими словами, цивилизация стала приходить в упадок после древнего Египта. Фактически, в самом Египте с самого начала заметно начало упадка цивилизации. Довольно странно,

но культура достигла абсолютного пика - вершин совершенства и утонченности, довольно рано: в эпоху Древнего Царства, около 2500 г. до нашей эры... И почти во всем с тех пор уже не было такого совершенства — даже в легендарных строениях Нового Царства».

Но всегда остается вопрос: если в доисторические времена была высокоразвитая цивилизация, где же артефакты, ее следы?

Джон Уэст искал ответ долгое время. Он сделал первый значительный шаг после своих открытий при проведении исследований Сфинкса.

Но неопровержимые физические останки материнской культуры, настаивает ученый, никоим образом не ограничиваются Сфинксом. Несколько областей, потенциально — не менее потрясающих, — предлагают такие свидетельства. Они доказывают: тысячи лет назад, задолго до самых древних признанных останков так называемого Древнего Царства, в Египте уже существовала высокоразвитая цивилизация. Одно из таких ранее незамеченных строений, как считает сейчас Энтони Уэст, вполне может послужить примером.

ТАЙНЫ КРАСНОЙ ПИРАМИДЫ

Обычно приписываемая фараону IV династии Снефру, Красная пирамида в Дахшуре является частью военной зоны, до недавнего времени она была закрыта для общественности. Пирамида названа так из-за ярко-розового строительного материала — гранита. По своему общему объему она почти равна Великой пирамиде (приписываемой Хеопсу, сын Снефру). Грани Красной пирамиды более пологи. Легкодоступная в настоящее время, она предлагает посетителям возможность подняться по крутой лестнице по северному фасаду и затем спуститься по 138 ступеням по длинному наклонному коридору в две первых камеры с остроконечной высокой крышей. Они, хотя и расположены горизонтально, похожи на величественную галерею пирамиды Хеопса.

В конце второй камеры есть деревянные ступени, сделанные по указанию египетского Департамента древностей. Они ведут в третью камеру с остроконечной крышей, которая уходит вверх на пятьдесят футов. Эта камера расположена под прямым углом к двум первым. Выйдя на деревянный балкон, посетитель может взглянуть вниз на своеобразный котлован, окруженный беспорядочной грудой обработанных камней. В Красной пирамиде нет и следа какого-либо захоронения.

Когда автор впервые осмотрел это место, то ему стали очевидны несколько вещей. По своему типу камни в котловане явно отличались от камней в сооружении сверху. Более того, пирамида построена с высокой точностью, а расположение котлована — хаотическое. Хотя камни были обработаны весьма искусно, их края были округлыми, что предполагало атмосферное выветривание. Я поделился с Уэстом предположением: это место должно быть частью какой-то значительно более древней площадки, на которой построена Красная пирамида. Возможно, она воздвигнута в память о какой-то священной точке. Чем бы не было вызвано выветривание, оно прекратилось после того, как была построена пирамида. Она закрыла камни.

Высказав свои наблюдения, я полагал, что просто констатирую очевидные факты, но, к моему изумлению, Уэст очень разволновался.

«Думаю, вы совершенно правы, — воскликнул он. — Не нахожу никакого другого объяснения».

Оказалась, что он впервые задумался о значении этой камеры.

«Я бывал в этой Красной пирамиде раз шесть с тех пор, как ее снова открыли пару лет назад, — вспоминает он. — Я размышлял над этой странной, так называемой похоронной камерой, где нет и признаков того, чтобы ее кто-нибудь грабил... С чем связано несоответствие? — продолжает Уэст. — Кажется, что сооружение разбирали на части. Однако его вид не производит подобного впечатления. Мне никогда не приходило в голову, что старая кладка могла когда-то находиться снаружи, а не внутри. Действительно, это древние, сильно выветрившиеся камни. Задача в том, чтобы вызвать сюда геологов: Они смогут определить, что это за камни».

Эксперты, подобные Шочу, полагает Уэст, также найдут способ датировать это сооружение. В настоящий момент исследователь придерживается мнения, что эти камни вырублены из твердого известняка. Они действительно очень древние.

«Думаю, это было священным местом для очень древних египтян, — сказал он. — Они построили вокруг него Красную пирамиду».

На протяжении всей остальной части нашего тура Уэст снова и снова возвращался к тому, что назвал «истинно важным открытием», которое превосходит даже находку камеры «Каверны Кеньона». Он добавил, что предчувствует — это место может послужить более чем что-либо другое, для решения исхода его дела.

«Оппоненты без конца вопрошают, — рассуждал ученый, — как Сфинкс мог стать одним-единственным свидетельством более ранней цивилизации? Так вот — он не единственный. Но противники продолжают оставаться совершенно глухими, когда я приступаю к перечислению свидетельств».

Перед открытием Красной пирамиды Уэст изучал поля мастаба, на юго-западе от Сфинкса. Тамошнее сооружение когда-то служило гробницей Хенткаусы, царицы при фараоне Менкаура — как считается, он был строителем третьей, самой небольшой пирамиды Гизы. Разрушенный юго- западный угол строения показывает: 4 500 лет назад выполнен ремонт блоков. Эти блоки, очевидно, значительно старше, они имеют те же признаки (свидетельства влажного выветривания), которые стали причиной всех яростных споров о Сфинксе, расположенном поблизости.

Есть и другие аномалии.

«Двухступенчатая конструкция пирамиды Хефрена (греческий историк Геродот является единственным источником описания): гигантские блоки внизу и в мощеном покрытии, плиты вокруг основания — совершенно не согласуется с другой кладкой времен Древнего Царства. Из нее и состоит пирамида. То же утверждение справедливо и для пирамиды Менкаура. Восточнее центральной точки пирамиды Саккары имеется сильно выветренная колонна».

Уэст также находит странные расхождения меду храмом в долине около Сфинкса и другими сооружениями, построенными (предположительно) Хефреном. Более того, исследователь полагает: так называемый Осирион в Абидосе вместе с массивными гранитными блоками, не имеющими никаких украшений, также значительно более древний. По стилю он абсолютно отличается от соседнего храма Осириса, построенного Сети I во времена Нового Царства. «Приписать эти два храма одному и тому же строителю равноценно заявлению, что создатели Шартрского собора построили заодно и "Эмпайр Стэйт Бил- динг"».

Ученый выражает надежду на то, что множество футов напластований Нила, которые когда-то покрывали Осирион и до настоящего времени окружают его, наконец-то, будут проанализированы методом углеродного датирования. Это положит конец всем разногласиям.

Свидетельства, обнаруженные Уэстом, не ограничиваются архитектурой. В музее Каира, например, есть небольшая ваза, которая ассоциируется с закатом Древнего Царства. Использование для нее наиболее твердого диорита, точность формы и искусно обработанная до полного совершенства внутреннюю часть невозможно объяснить с позиции известных техник того времени. Она может быть значительно более древней, как и много других аналогичных найденных ваз.

Конечно, в пирамидах существуют тексты, вырезанные в камне стен при V и VI династиях. Эксперты пришли к согласию: эти тексты скопированы с гораздо более древних источников. Вопрос лишь в том, насколько более древних. В той же поездке в Египет Уэста сопровождал Клессон Г.Харви, физик и лингвист, который потратил лучшую часть жизни лет на переводы текстов пирамид.

Тексты, полагает Харви, показывают: египетская религия возникла не за тысячу, а скорее, за десятки тысяч лет до Древнего Царства. Уэст считает — Харви оказался на правильном пути.

Несмотря на веские свидетельства, исследователи, тем не менее, не ожидает, что официальная египтология быстро найдет обоснования.

«Она очень напоминает средневековую церковь, отрицавшую гелиоцентрическую модель Солнечной системы по Галилею. Церковь не могла легко отказаться от плана Господа, центром которого был человек... А сейчас идею о том, что существует значительно более древний источник цивилизации, столь же трудно признать египтологам. Вопрос не только в том, что та цивилизация древнее, чем предполагалось. Она вдобавок была более утонченной и способной совершить такие технологические подвиги, которые мы не в состоянии повторить».

К БОЛЕЕ ВЕРНОЙ ЕГИПТОЛОГИИ

Когда встает вопрос о предложениях более правильного курса египтологии, Уэст не скупится на советы. Имея ученую степень доктора философии в этой области, он полагает — египтология добьется гораздо более высоких результатов, занимаясь более значительными вопросами, чем составление инвентарных перечней нижнего белья Тутанхамона. На самом деле, можно назвать десятки более подходящих проектов для проведения необходимых исследований. Например, очень хотелось бы увидеть какой-нибудь глубокий труд в области архитектуры, аналогичный исследованию строений в Луксоре, проведенному Шволлером де Любичем.

Работы такого типа, как предлагает Уэст, должны быть связаны с несколькими храмами. Нужно определить их гармонию, пропорции, использованные единицы измерений и т.д.

«Эти храмы обследованы, но никто не удосужился обратить внимание на геометрические особенности, на то, как строились здания, начиная со святилищ, которые было их ядром. Только с помощью подобных исследований можно понять эзотерическую доктрину, математику, геометрию, гармонию - все, на основе чего изображен каждый из богов или выражен какой-либо принцип».

Уэст также полагает — исследование положений храмовых скульптур и барельефов позволит более глубоко уяснить традицию. Еще одним из возможных направлений работы является изучение систематически стертых изображений на стенах храмов. В результате своих наблюдений ученый пришел к выводу, что тщательный отбор изображений для стирания во многих храмах представляет собой не работу более поздних религиозных фанатиков, а тщательно продуманное действие египетских священнослужителей. Они видели конец одной эры и зарождение другой, предпринимая соответствующие меры.

Но до сих пор никто не спешит заняться этими вопросами. Но если резкое повышение интереса к тому, что де Любич назвал бы «возвращением к истокам», продолжится, то новое поколение исследователей, владеющих новой информацией и более глубокими знаниями, вскоре отважится заняться этой областью. А пока лишь немногие из ученых осмелились заглянуть в нее.

Назад Оглавление Вперед