UkrHistory.com.ua
 
Головна сторінка
Історія України
Історичні постаті
Реферати з історії
Статті з історії
ЗНО з історії
Всесвітня історія
Серія "100 великих..."

Запрещенная история

ЧАСТЬ II

Обоснование катастрофизма: изменения на Земле, внезапные и постепенные

Глава 9

БОГИ-ГРОМОВЕРЖЦЫ

Неужели увеличение количества данных об электрической Вселенной откроет ранее загадочный смысл древней мифологии?

Кто мог догадаться, что мифы древних культур отчасти разъяснят загадочные особенности поверхности планет и лун? Или придадут новый смысл текущей работе в лабораториях, исследующих искусственные молнии? Если мифолог Дэвид Толботт из Портленда (Орегон) и физик Уоллас Торнхилл из Канберры (Австралия) правы, то древние мифы и символы — ключ к расширенному и целостному пониманию как истории, так и физики Вселенной.

Но в наш век мировая мифология, как полагают, считается наиболее нежелательным источником открытий. До недавнего времени исследователи мифов старались объяснить древние послания, ссылаясь на события повседневной жизни: на смену сезонов, на силу бури, на фазы луны или на движение Солнца. Но их старания вызвали океан возражений, усиливая популярное убеждение: миф представляет собой простую и чистую литературу — все, кроме путеводителя в прошлое, заслуживающего доверия.

СРАВНИТЕЛЬНАЯ МИФОЛОГИЯ

В противоположность общепринятому мнению, Дэвид Толботт, воодушевленный теорией Иммануэля Великовски о межпланетной катастрофе, разработал метод сравнения мифов культур, разбросанных по всему миру. Он решил определить, включены ли в различные мифы надежные воспоминания. Этот метод аналогичен работе адвокатов в зале судебных заседаний — опросу свидетелей, которые могут лгать, быть некомпетентными или неверно запомнить события. Когда слова независимых свидетелей совпадают по всем деталям, то они поддерживают друг друга даже в том случае, когда другие их показания ненадежны. Аналогично этому, согласно Толботту, в мировой мифологии имеются сотни общих тем, говорящих различными словами и символами об одних и тех же событиях прошлого. Чем своеобразнее совпадающие детали, тем неразумнее отказывать от них.

Эти вселенские воспоминания, сами по себе, рассказывают связную и подробную историю, сообщает Толботт. Но этот рассказ кажется нелепым с современной точки зрения. Согласно исследователю, то, чего страшились и чему поклонялись древние, как могущественным богам, были планеты, расположенные в непосредственной близости от Земли. Нестабильность и непредсказуемость их движения привели к возникновению одной из самых общих тем мифов — войны богов. В этих драматических рассказах боги метали друг в друга космические молнии, а на Землю летели камни и огонь.

ОРУЖИЕ БОГОВ

В древних традициях несколько образов представлены более ярко, чем прочие. Это планетные боги-громовержцы, отмечает Толботт. Вспомним газовый гигант Юпитер, которого греки считали правителем Зевсом, победителем в небесной титанической битве.

«Юпитер — всего лишь небольшое светлое пятнышко на нашем небе. Но древние люди вспоминают бога Юпитера, как огромный шар в небесах. Избранное им оружие — молния. Что это значит? Если боги были планетами, то молнии, которые бросали они друг в друга — это межпланетные молнии и их разряды».

В «Теогонии» Гесиода мы читаем о Зевсе: «Он появлялся сразу же с небес и с вершины Олимпа, меча молнии: толстые стрелы вылетали из его сильной руки быстро и сопровождались громом и молнией, распространяя ужасающее пламя...»

Когда на мир напал дракон Тифон, то «от чудовища исходили гром и молния, и... огонь, а также всепоглощающие ветры и сверкающие молнии». Уничтоженный молнией Зевса, дракон, угрожавший миру, стал известен как «пораженный громом». Действительно, удивляет, что такое большое количество мифических героев поражено молнией.

Только в классическом мифе к этим фигурам относятся Энцелад, Мим, Менет, Аристомед и Капан, Ида, Язон и Асклепий.

«Самая крупная ошибка, которую может допустить ученый, — говорит Толботт, — заключается в поиске земных объяснений. Первоисточники этих историй — космического происхождения. Боги, великие герои, молнии, извергаемые ими друг в друга, — все они только небесного происхождения».

Древнееврейская традиция хорошо помнит молнии богов. В псалме 77 сказано: «Скот их предал граду и стада их — молниям. Послал на них пламень гнева Своего, и негодование, и ярость и бедствие...» (Пс., 77:48-49).

В Индии «Махабхарата» и «Рамаяна» сообщают, что молнии богов заполнили все небо, как дождь огненных стрел. В древнем Египте, Вавилоне, Скандинавии, Китае и Америке мифы и легенды говорят о пожарах, приписываемых молниям, изверженным богами.

Эти рассказы о космических битвах являются содержанием многих мифов, известным нам сегодня. Толботт пишет: «Если мы не можем узнать небесных героев, то только потому, что планеты, которые вдохновили на составление рассказов, сократились до крошечных точек света. В современном мире мы не можем увидеть межпланетные молнии в виде огромных арок или дуг».

Но Толботт считает, что, если в памяти остались воспоминания о глобальных событиях, то и физических свидетельств должна быть масса. Это призывает к объективным исследованиям особенностей поверхности планет и лун. Нужно проверить, нельзя ли найти доказательства межпланетных разрядов.

ЭЛЕКТРИЧЕСТВО И АСТРОНОМИЯ

Независимо от Толботта, австралийский физик Уоллас Торнхилл провел свое исследование. Он обнаружил книги Великовски сразу после того, как начал свою карьеру в университете.

«Я был всего лишь студентом последнего курса физического факультета и рылся на полках с книгами по антропологии в университетской библиотеке, — говорит Торнхилл. — В результате у меня сложилось четкое убеждение в том, что Великовски предложил тему, требующую дальнейшего исследования».

Но следующим открытием было сопротивление, даже враждебность ученых, проявляемые в ответ на вопрос о тех предположениях, на которых основаны их теории.

Одним из таких предположений, о которых расспрашивал Торнхилл, оказалась несущественность электрических явлений в астрономических масштабах. Лауреат Нобелевской премии Ханнес Алфвен, первооткрыватель свойств плазмы в электрических разрядах, таких как молния, убеждал физиков-теоретиков, что их модели ошибочны. Настоящая плазма не ведет себя в соответствии с предсказаниями, сделанными на основе математических выводов. Она не является сверхпроводником, объясняет Торнхилл, ее нельзя рассматривать и как газ, что предполагается, например, в гипотезе о солнечном ветре. В плазме проходят электрические токи, образующие длинные волокна, перевитые между собой, подобно веревке. Эти длинные перевитые волокна видимы в солнечных протуберанцах, галактических выбросах и хвостах комет. Они были обнаружены как «растянутые волокна» в хвосте Венеры длиной в сорок миллионов километров.

На основе предположения Ральфа Юргенсона, инженера-электротехника, изучавшего работу Алфвена, Торнхилл начал собирать свидетельства, демонстрирующие: многие отличительные особенности, которые сейчас обнаружены на планетах, спутниках и астероидах, являются шрамами от плазменных разрядов — межпланетных молний.

«Сравнивая электрические эффекты, наблюдаемые на Земле и в лабораторных условиях, я смог получить потрясающие доказательства в пользу представления древних о другом небе. Следовательно, речь идет о вероятности в недавнем прошлом перемещения планет и лун в непосредственной близости к Земле, — заявляет он. — Электрическая модель предлагает простой механизм для упорядочения хаотичной планетной системы за незначительный отрезок времени и при сохранении стабильности в дальнейшем».

Один из лабораторных эффектов создают путем перемещения стержня с точечным высоким напряжением непосредственно над поверхностью изолятора с порошковым покрытием, размещенного на заземленной металлической пластине. Искра формирует характерные своеобразные рисунки на порошке. Длинный узкий главный канал, почти одинаковый по ширине, более узкий и более извилистый, он выгравированный вдоль центра. Дополнительные каналы или притоки проходят параллельно главному на каком-то расстоянии, затем присоединяются к нему почти перпендикулярно.

Торнхилл указывает, что точно такие же характерные особенности наблюдают в более крупном масштабе при ударе молний

о Землю, что похоже на площадки для игры в гольф. Создаются каналы постоянной ширины с более узкими бороздами, которые имеют извилистую форму ближе к своему центру. Почва, поднятая при разряде молнии из канавы, откладывается по обоим краям. Вторичные каналы могут проходить параллельно главному, а каналы-притоки присоединяются под прямым углом.

ЭФФЕКТЫ ПЛАНЕТАРНОЙ ПЛАЗМЫ

Торнхилл говорит, что подобные эффекты повторяются в планетарном масштабе и представлены такими характерными особенностями, которые называются извилистыми риллями или бороздами. Длинные равномерно узкие каналы извиваются по поверхности, часто по краям каждого из них возвышаются скопления отложенного материала.

Более извилистые внутренние каналы, как правило, имеют небольшие круглые кратеры, расположенные точно по центру оси. Иногда эти кратеры налагаются друг на друга, образуя желобчатые стены. Не наблюдается даже признаков никаких иных обломков, что следовало ожидать в случае корректности традиционного объяснения: рилли на Луне — лавовые трубы.

Также отсутствуют свидетельства о смытых наносах, что следовало бы ожидать, если каналы образовались под воздействием воды, как предполагали для риллей на Марсе.

Более того, рилли проходят по холму вверх и вниз, как указывает Торнхилл, следуя за электрическим, но не за гравитационным потенциалом. Это происходит в результате воздействия воды и лавы. В месте пересечения риллей более молодой канал и его края продолжаются непрерывно через более старый канал, словно более старого канала не существует. Это особенно очевидно на Европе, где края часто темнее окружающей территории. Они также темнее центрального канала, в результате чего возникает проблема с принятым объяснением: эти края представляют собой более темный материал, поднявшийся через трещины во льду. Торнхилл, подводя итоги, сообщает, что электрические дуги изменили химический или, возможно, ядерный состав обломков.

Особенно примечательной является серия петельчатых риллей на Европе. О льде, растрескавшимся в петлях, никто не слышал. Но характерная форма спирали плазменного волокна, образующего дугу по поверхности, легко объясняет это явление.

Торнхилл также отмечает подобие кратеров на планетах и лунах и кратеров, созданных в лабораторных условиях. Оба вида воронок имеют тенденцию к округлости, потому что электрическая дуга всегда ударяет в поверхность перпендикулярно. Стенки почти вертикальны, дно плоское в результате кругового движения, совершаемого дугой при создании кратера. Ударные и взрывные кратеры, в отличие от них, имеют тенденцию к чашеобразной форме. Вместо того чтобы подниматься с поверхности, выброшенный материал подвергается ударному вытеснению, разрушаясь и вытекая, подобно жидкости в ходе удара.

Другой общей характерной особенностью кратеров, созданных электрическим разрядом, как поясняет Торнхилл, является распределение материала по краям. Иногда он винтообразно сползает на дно, следуя за вращательным движением дуги. На Луне и Марсе есть множество примеров кратеров с материалом из них, распределенным по краям, а также винтообразных кратеров.

Центральные пики чаще имеют симметричные и крутые края, аналогичные центральному «выступу», образующемуся при плазменной машинной обработке. Это напоминает вращательное движения наподобие вывинчивания пробки, характерное для дуги. Оно вырезает породу вокруг. Торнхилл противопоставляет этому неравномерную массу так называемого вздутого пика, образующегося при ударе, созданном в лабораторных условиях, или кратеру, созданному взрывом. В ряде кратеров на Луне центральный пик соединяется с окружающей террасой «перешейком», аналогично тому, как это происходит при плазменной машинной обработке кратера, когда дуга прекращается, не завершив полный цикл вращения.

Основной характеристикой кратера электрического происхождения, говорит Торнхилл, является воронка, расположенная на ободе другого кратера. Это является частым зрелищем на Луне и на некоторых планетах. Таков ожидаемый эффект дуги, которая прыгает или ударяет в самую высокую точку.

Наконец, многие вулканологи склоняются скорее к версии скапливании фулгамитов, как сообщает исследователь. Фулгамиты представляют собой поверхностное вспучивание материала, образующегося на грозовых разрядниках во время удара. Обычно фулгамит имеет вздутый желобчатый внешний край, а сверху — кратер, образуемый по мере того, как более диффузный разряд, который вызвал образование фулгамита, стягивается в узкую дугу. Самым впечатляющим примером является Олимпус на Марсе. Его размеры — шестьсот километров в поперечнике, высота — двадцать четыре километра. В вершине механически обработан кратер в результате шести ударов, по мере сужения дуги и перескока ее в более высокие точки на каждом последовательном гребне.

БОГ СО ШРАМАМИ ОТ МОЛНИЙ

То, что человеческие воспоминания не смогли объяснить великие внезапные события века космоса, не стало неожиданностью для Толботта и не вызвало удивления. В качестве примера он приводит древнюю тему лица со шрамом.

Это упоминание встречается во многих мифах: бог-воин, которые во время катастроф получил зияющую рану или шрам на лбу, лице или бедре. На первый взгляд, это едва ли вызывает удивление, ведь воины и ранения вполне ассоциируются. Но это миф не о простом воине, а небесном архетипе воинов — боге, которого почитали человеческие воины, вдохновленные им на поле боя. Во время зарождения астрономии архетип воина соотносили с особой планетой — Марсом.

Говорилось, что греческий Арес (Марс) — именно тот небесный воин, который получил глубокую рану, как в сражении с Диомедом. Затем бог выпустил целое воинство из тысячи воинов и поспешил к Зевсу, чтобы оплакивать свою зияющую рану. У греков Марс порой ассоциировался и с Гераклом, этот воин также получил ужасную рану в бедре.

Не создается впечатления, что у индейцев племени блэкфутов есть какие-то астрономические ассоциации для своего легендарного воина со шрамом на лице. Также и ацтеки не помнили никакой планетной связи со своим знаменитым богом со шрамом — Тлалоком. Но Толботт настаивает, что сравнительный подход позволяет продемонстрировать общие корни этих мифологических сюжетов.

Возможно ли в таком случае, что «ранение» Марса относится к реальному событию?

«Вспоминаю, как разглядывал одну из первых фотографий Марса, сделанную с «Маринера», — вспоминает Толботт. — Это соответствует колоссальной расселине, прорезанной на поверхности планеты. Даже со значительного расстояния расселина смотрелась, как шрам».

Астрономы окрестили этот регион Долиной «Маринеров». Размер пропасти таков, что может поглотить тысячу и больше Больших Каньонов.

«В этот момент я понял, что из всех планет и лун в нашей Солнечной системе только Марс имеет сходство с богом-воином, получившим рану».

С помощью этого сравнительного метода можно объяснить многочисленные детали, которые упущены экспертами. Самой драматической является связь между темой лица со шрамом и богами-громовержцами. Толботт приводит в качестве примера бога Энцелада, в которого метнул молнию громовержец Зевс и убил его. Энцелада запомнили как «бога со шрамом от молнии».

Энцелада считают двойником чудовища Тифона, в которого попала молния. Обоих богов можно идентифицировать как ужасный аспект небесного воина (согласно Толботту). Ведь именно в жуткой ярости «убийства людей» Арес получил свою рану.

Толботт был первым, кто связал хорошо видимый шрам ацтекского Тлалока с молнией. «Это полностью связано с тем, что эксперты не посмотрели на данную проблему в мировом масштабе», — сказал он.

Тлалок и в самом деле непосредственно связан с молниями. Именно с помощью молнии он отправлял души в рай ацтеков.

В мифологии этого народа существует специальный мир для жизни после жизни, зарезервированный для людей, убитых молнией. Им правит Тлалок, мир называется Тлалокан.

«Может ли что-нибудь, подобное Долине «Маринеров», быть создано межпланетными молниями?» — спрашивает Толботт.

Случилось так, что появилась возможность спросить о том самого Уолласа Торнхилла.

ПЛАНЕТА СО ШРАМАМИ ОТ МОЛНИЙ

Торнхилл и Толботт встретились спустя десятилетие после поступления первых изображений Долины «Маринеров». Толботт подводил итоги своих исследований мифов о богах со шрамами от молний.

«Могла ли Долина «Маринеров» быть создана ударом молнии?» — спросил он.

Торнхилл отвечал: «Ничего другого и быть не могло».

Этот регион длиной четыре тысячи километров, шириной местами до семисот километров. Его глубина — до шести километров, он сравним с Большим Каньоном, если бы тот простирался от Нью-Йорка до Лос-Анджелеса. Снесено приблизительно два миллиона кубических километра марсианской поверхности — без наличия сравнимого поля осколков и обломков.

Долина «Маринеров» создана за несколько минут гигантской электрической дугой, развернувшейся над поверхностью Марса, — заявил Торнхилл. — Камни и почва были подняты в пространство. Часть упала на планету, создавая огромные поля, засыпанные валунами, которые наблюдались и с «Викингов», и с «Патфайндера».

Он показал на крутые рубчатые стены каньона и центральные кряжи, как типичные для плазменной обработки. Боковые глубокие овраги часто заканчивались круглыми нишами. Они висели без шлейфа обломков в главном канале. Как правило, «притоки» присоединялись под прямым углом. Каналы меньших размеров и цепь кратеров шли параллельно основным каналам.

«Дуга, вероятно, начиналась с востока в области хаотической зоны, — размышлял Торнхилл. — Затем она направилась на запад, образуя большие параллельные каньоны. И в итоге она остановилась в огромных риллях Ноктис Лабиринтус».

Торнхил выпустил диск, названный «Электрическая вселенная», где дано описание этих и других электрических явлений в астрономическом масштабе. Он цитирует исследования Толботта, демонстрирующие, что древние были свидетелями времен, когда доминировали электрические, ныне спокойные, энергии.

Все планеты, ассоциируемые с богами из мифов, покрыты шрамами, образование которых лучше всего объясняется с помощью плазменных разрядов. Кратеры, вулканы и каньоны, при детальном исследовании, проявляют значительное расхождение с двойниками земного происхождения. Но и эти аномальные особенности обязательно соответствуют характерным особенностям шрамов, нанесенных ударами молний. Предсказание Толботта, что реконструированные темы мифов необходимо сверить с физическими свидетельствами, сохранившимися на планетах, подтверждается каждым изображением, зафиксированным космическими зондами.

Долина «Маринеров» отличается наибольшим соответствием с ранением мифического бога-воина. Эта глубокая расселина представляет собой слияние двух точек зрения на мир: драматической исторической точки зрения на мир мифологии — и объективной точки зрения на мир физической науки. Если Толботт и Торнхилл корректны в своих исследованиях, то принятое соотношение мифа и науки следует пересмотреть на новой основе. Нужно поддержать как историческое прошлое, так и электрическое будущее.

Назад Оглавление Вперед