UkrHistory.com.ua
 
Головна сторінка
Історія України
Історичні постаті
Реферати з історії
Статті з історії
ЗНО з історії
Всесвітня історія
Серія "100 великих..."

АДАМ КИСЕЛЬ

(1600-1653 гг.)

Выдающийся украинский патриот и политический деятель, которого современники называли «Ришелье своего времени и государства». Киевский воевода, талантливый дипломат, считавший, что между Полыней и Украиной возможен политический компромисс. Меценат, основатель православных монастырей. Предводитель православной шляхты — сенатор Речи Посполитой, выступавший в польском сейме и сенате как защитник украинского народа, его культуры и православной веры, призывавший к объединению украинцев с поляками в борьбе против общих внешних врагов. Адам Григорьевич Кисель происходил из шляхты города Овруч на Житомирщине. Родился в фамильном волынском имении Низкиничи (ныне н.п. Владимир-Волынского р-на), принадлежавшем его предкам с XV в. В XVII в. укрепленная земляным валом усадьба Киселей, расположенная на горе над Низкиничами, напоминала небольшую крепость. В 1643 г. Адам Кисель основал в честь Покрова Девы Марии в Низкиничах монастырь и вместо старинного храма (в котором были похоронены его прадед, отец и дядя) соорудил на горе пятикупольную Успенскую церковь. В наши дни эта старинная обитель возобновила свою деятельность.

. Своим предком шляхтичи Кисели считали древнерусского боярина Свентольдича, с именем которого связана легенда о «белгородском киселе», записанная в летописях под 897 г. В том году Белгород, расположенный вблизи Киева, осадили печенеги. У горожан закончилась еда, а помощь все не подходила. Спасла белгородцев изобретательность дружинника князя Владимира — боярина Свентольдича: он приказал сварить кисель и в бочках поставить его в городские колодцы, после чего пригласил на переговоры печенежских вождей. Враги, увидев, что русичи вместо воды черпают из колодцев кисель, подумали, что в городе никогда не закончатся припасы и не стоит тратить сил и времени на осаду, и ушли прочь. С тех времен потомки хитромудрого Свентольдича будто бы и носили прозвище Кисели — в намять о «белгородском киселе». С этой легендой непосредственно связан новый шляхетский герб, полученный Киселем в зрелом возрасте, — «Свентольд» (пли «Шатер»), на котором изображен шатер с крестом наверху и двумя звездами по бокам. Согласно преданию, этот герб боярин Свентольдич получил от киевского князя в знак благодарности за спасенный Белгород. Между прочим, «Свептольд» вышит золотыми и серебряными нитями на одеянии священника первой половины XVII в. из церкви села Низкнничи, ныне хранящемся в Национальном музее истории Украины. Однако более вероятно, что историю возникновения фамилии Кисель и их герба выдумали польские геральдисты в XVII в. для придания большей весомости происхождению киевского воеводы. Ведь древний родовой герб предков А. Киселя был намного скромнее — расщепленный внизу крест. Первым известным пращуром А. Киселя был шляхтич Александр (Олехно) Кисель), в 1440-х годах получивший от князя Свидригайло имения на Волыни. Прадед киевского воеводы, Тихон Никитович, был владимирским замковым судьей и ротмистром гусарской хоругви и погиб в Ливонской войне. Отец Адама, также участвовавший в этой воине в составе отряда гусар, впоследствии занимал должность помощника земского судьи.

В десятилетнем возрасте родители отправили Адама на учебу в академию, основанную в 1593 г. коронным канцлером Я. Замопским и расположенную неподалеку от Низкиничей — в городе Замостье. После завершения обучения Кисель начал службу в королевском войске. В 1620 г. он участвовал в битве под Цецорой, где польская армия потерпела поражение от турок; в 1621 г. вместе с гетманом П. Сагайдачным бился с турками под Хотинской крепостью; в 1626 г. принимал участие в Прусской экспедиции, а в 1632 г. получил чин ротмистра.

Будучи совсем молодым, Кисель прославился как умный и красноречивый оратор, умевший убеждать оппонентов. В 22 года его назначили королевским представителем на шляхетских сеймиках в Луцке и Житомире. В 1630 г. Кисель представлял волынскую шляхту уже на Генеральном сейме Речи Посполитой.

В 1632 г. Адам отрекся от унии. Причиной возвращения в дедовскую веру стало, со слов самого Киселя, то, что шестьсот лет его предки неизменно оставались в православной вере. После смерти в 1608 г. ревностного защитника православия, князя К.-В. Острожского, Кисель оставался едва ли не единственным украинским магнатом, сохранявшим верность православию. В 1632 г. на Генеральном сейме он вместе с митрополитом киевским и галицким П. Могилой (с которым состоял в дружеских отношениях) добился от польского правительства возвращения православному сообществу киевского Софийского собора, с начала XVII в. находившегося в руках униатов. Вместе с Могилой Кисель предпринимал попытки подписания новой унии с Римом при условии получения Киевской митрополией статуса независимого патриархата. В завещании Могила назначил киевского воеводу Киселя своим «душеприказчиком» и опекуном Киево-Могилянского коллегиума.

Благодаря личной симпатии новоизбранного польского короля Владислава IV, Кисель быстро получил ряд высоких должностей в Черниговском воеводстве: в 1633 г. — подкомория, в 1639 г. — кастеляна (коменданта Черниговского замка). Немало угодий Адам и его младший брат Николай получили на Черниговщине, в частности город Мену. Рядом с ним братья Кисели основали два монастыря — Николаевский (с Покровским женским) и Спасо-Преображеиский. Николаевский и Покровский монастыри (не сохранившиеся до нашего времени), расположенные возле села Макошино на правом берегу Десны, в 1650 г. получили от Киселей земельные угодья. Преображенский монастырь возвели на левом берегу Десны неподалеку от села Максаки.

С именем Киселя связано сооружение двух деревянных укрепленных замков — в Киеве и Мене. В них находились дворцы Киселя, хозяйственные сооружения и церкви.

Кисель неоднократно проявлял себя талантливым дипломатом. Он входил в состав комиссии по решению польско-русских пограничных споров на Черниговщине и Северщине, возглавил, несколько королевских; посольств в Москву где вел переговоры о создании союза христианских, держав против турецкой экспансии. За заслуги перед Речью Посполитой и выдающиеся организаторские способности Кисель в 1641 г. получил должность сенатора Речи Посполитой. В 1646 г. его назначили киевским кастеляном (комендантом городской крепости), в 1649 г. — воеводой киевским.

Однако не все дипломатические миссий Киселя были успешными. В 1637 г. в Украине вспыхнуло антиправительственное восстание реестрового казачества во главе с Павлюком. Кисель находился в стане коронного гетмана Н. Потоцкого, войска которого окружили и разгромили восставших под Кумейками. Кисель вел переговоры с казаками, обещая им помилование и прошение короля, однако польский сейм, невзирая на слово чести, данное Киселем Павлюку и другим старшинам, проголосовал за их казнь. Для Киселя и его дипломатической репутации это было настоящим ударом, ведь он косвенно стал причастен к смерти людей, доверивших ему собственные жизни.

Деятельность Киселя на политическом поприще исследователи считают противоречивой и неоднозначной. Кое-кто думает, что Кисель защищал польское господство в Украине. Однако это не так. Ведь во время восстания Б. Хмельницкого Кисель, как польский сенатор и православный украинский магнат, пытался примирить интересы восставших казаков и их противников — католической шляхты во главе с И. Вишневецким. Еще за год до восстания, он неоднократно предупреждал сенат, что казаки готовы к, вооруженному выступлению. В своих обращениях к коронному гетману Потоцкому — командующему польскими войсками в Украине, Кисель призывал рассмотреть жалобы запорожцев на притеснения со стороны тюльских шляхтичей, которые даже казацких полковников пытались низвести до положения «старостинских слуг». В начале восстания Кисель неоднократно пытался уговорить Хмельницкого прекратить борьбу против Польши, до конца оставаясь верным слугой короля. Такая неопределенность привела к тому, что оба враждующих лагеря— и казаки, и польская шляхта, враждебно воспринимали попытки Киселя примирить их, усматривая в этом подвох. В Украине Киселя упрекали в том, что «его украинские кости поросли ляшским мясом», в Польше же считали шпионом Хмельницкого — «предателем, гадюкой, холопом и русином».

Однако Киселя можно винить Лишь в том, что он, хоть и был гражданином Польской державы, в душе оставался Православным украинцем. Как представитель украинского народа и одновременно1 подданный короля Кисель не мог выбирать между Украиной и Польшей — обе были ему дороги.

С первых дней Хмельнитчины Кисель возглавил шляхетскую партию, искавшую путей примирения с восставшими. В 1649 г. новый король Ян-Казимир с согласия сейма отправил Хмельницкому письмо, в котором признал его гетманом Войска Запорожского и для разрешения конфликтной ситуации направил в Переяслав послов во главе с Киселем, чтобы те передали Хмельницкому гетманскую булаву. Однако окружение гетмана и сам он отнеслись к правительственным комиссарам с недоверием, насмехаясь и угрожая расправой. Только дипломатический талант Киселя привел к почти успешному завершению переговоров: Хмельницкий уже согласился было отпустить пленных, но внезапно польские войска начали наступление на подольский город Бар, что означало прекращение перемирия. И хотя Кисель таки убедил гетмана согласиться на предложения Польши, из подписанного в 1649 г. в Переяславе соглашения был воплощен в жизнь лишь один пункт — о назначении киевским воеводой православного шляхтича. Таким человеком был Кисель, который с 1649 г. стал высшим представителем королевской власти на казацкой территории. Пребывая в Киеве, Хмельницкий неоднократно посещал воеводу в его дворце, расположенном на горе Киселевке. В 1651 г. Кисель вновь возглавил правительственную делегацию, прибывшую к казацкому гетману в Белую Церковь.

К концу жизни Кисель, начинавший свою карьеру с небольшими доходами, стал владельцем 65 городов и сел на Волыни, Киевщине, Чернигово-Северщине и Галичине. Часть этих имений он получил от короля за службу, остальные приобрел. Годовой доход киевского воеводы в то, время составлял 150 тысяч злотых. После смерти Киселя и его жены Анастасии Гулкович, дочери киевского шляхтича, их владения унаследовали племянники.

Кисель был похоронен в склепе Успенской церкви села Низкиничи, сооруженной в 1653 г. Её стены и поныне украшают лепные гербы киевского воеводы, а в нише стоит скульптурный портрет Киселя — бородатого человека преклонного возраста в рыцарских латах.

В начале XVIII в. церковь Успения ограбили солдаты шведского>короля Карла XII, вступившие в пределы Украины. Однако захоронение воеводы они не тронули. Его разграбили намного позже — в 1920-х годах, когда село Низкиничи находилось на территории Польши. Неизвестные вандалы взломали запаянный свинцовый гроб Киселя и выкрали из него золотые гетманские регалии — булаву и пернач. В 1962 г., когда церковь в Низкиничах закрыли, захоронение осквернили вторично: местные «атеисты» выбросили кости киевского воеводы из гроба и разбили его скульптурное изображение (в 1969 г. восстановлено львовскими реставраторами). Изувеченный металлический саркофаг отреставрирован уже в наши дни общиной возобновленного Низкиничского монастыря. От захоронения славного украинского воеводы сохранились только череп и несколько костей, покоящиеся в отдельном гробу. Саркофаг, в котором похоронили Адама Киселя, украшают чеканные пластины с изображением батальных сцен. Надпись на гробнице гласит, что её изготовили для младшего брата Адама, Николая, в 1651 г. погибшего под Винницей. Однако по каким-то соображениям в ней похоронили Адама, не намного пережившего брата. На стене Успенской церкви под скульптурой Киселя на латыни кратко перечисляются заслуги семьи «славного потомка рода Свентольда, Адама из Брусилова».

Назад Зміст Вперед